Статья 376 УК.

Статья 376 УК.

     Хочу представить в блоге своё ходатайство на имя Генерального прокурора по одному уголовному делу, которое было удовлетворено и уголовное дело по нечасто встречающейся статье 376 УК РБ было прекращено с передачей дела для привлечения моего подзащитного к административной ответственности.    Привожу выдержку из Уголовного кодекса Республики Беларусь ч.1 ст.376 «Незаконные изготовление или приобретение в целях сбыта либо сбыт специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, - наказываются штрафом, или ограничением свободы на срок до двух лет, или лишением свободы на тот же срок»    Сюжет указанного уголовного дела прост. К местному, не называя город, индивидуальному предпринимателю пришли два сотрудника КГБ под видом покупателей и стали у него спрашивать по поводу товаров из Китая. Они хотели, чтобы ИП заказал на сайте китайских товаров авторучку со встроенной секретной видеокамерой, а также GPS модуль, который выполняет функции подслушивающего устройства. Если его оставить незаметно на нужном объекте и с сотового телефона позвонить на данный модуль, то можно скрытно подслушать и записать всё, что происходит на данном объекте. Однако, таких товаров предприниматель не имел, и сотрудники настояли на том, чтобы он заказал эти товары на китайском сайте и после получения товаров продал им, мнимым покупателям. Они сопровождали данную сделку с самого начала и фактически сами же её и спровоцировали.    Данное ходатайство написано от имени обвиняемого. Вот его несколько видоизмененный текст:     В январе месяце 20.. года, точное число мне не известно, против меня органами КГБ проводились оперативно-розыскные мероприятия, результатом которых явилась аудиозапись моих разговоров с сотрудниками КГБ Л. и другим сотрудником, фамилия, которого мне неизвестна.     Данная аудиозапись была произведена с нарушением закона Республики Беларусь «Об оперативно-розыскной деятельности».   Согласно пункту а ч.2 ст.12 указанного Закона «Основаниями для проведения оперативно-розыскных мероприятий являются: 2)ставшие известными органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, сведения о: а)признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного преступления, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела…»    Во-первых, оснований к проведению ОРМ в отношении меня органы КГБ не имели. Так как для того, чтобы проводить ОРМ в отношении меня по закону органы КГБ должны располагать сведениями о подготавливаемом, совершаемом  или совершенном преступлении.            Не может служить основанием именно сама первая аудиозапись, из которой были получены сведения о готовящемся преступлении, поскольку не было изначально оснований для производства этой первой аудиозаписи.    Я понимаю, что сейчас органы КГБ попытаются обосновать свои действия в отношении меня, якобы, поступившей информацией в отношении готовящегося мною иного преступления и, якобы, такая информация поступила от сексота (секретного сотрудника).    Однако такая информация должна быть не просто сообщением о каком-то мифическом преступлении, а должна содержать конкретные и реально проверяемые сведения о нем.    Поскольку таких сведений органы КГБ не имеют, то и не могут их вменить мне в вину. Поэтому, других сведений об иных готовящихся, либо совершенных преступлениях, которые могли стать основанием проведения ОРМ в отношении меня у органов КГБ просто нет.     Отсюда вывод: у органов КГБ не было сведений о готовящемся или совершенном мною преступлении, а получили они эти сведения благодаря незаконной первой аудиозаписи, на проведение которой у них не было никаких законных оснований.    Во-вторых, согласно ч.7 ст.13 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности» «Проведение оперативного эксперимента допускается только в целях предупреждения, выявления, пресечения тяжкого, особо тяжкого преступления или преступления, могущего принести вред национальной безопасности Республики Беларусь…»    В отношении меня проводился незаконный оперативный эксперимент, так как моя статья не представляет большой общественной опасности, с целью «искусственного создания обстановки, максимально приближенной к реальности, с целью вызвать определенное событие либо воспроизведение события … в полностью управляемых условиях и под контролем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, с вовлечением лица, в отношении которого имеются данные о противоправной деятельности, без уведомления его об участии в оперативном эксперименте в целях подтверждения совершения данным лицом противоправных действий, а также предупреждения, выявления, пресечения тяжкого, особо тяжкого преступления или преступления, могущего принести вред национальной безопасности» (п.15 ст.2 Закона РБ «Об оперативно-розыскной деятельности»).    Поскольку, у меня на складе не было нужного сотруднику КГБ Л. товара и я не собирался его приобретать ни для продажи, ни для своих нужд, то он настойчиво стал просить меня найти ему в интернете так необходимые ему ручку с видеокамерой и модуль сотового телефона.    Не может считаться проверочной закупкой, либо контролируемой поставкой товара проведение в отношении меня оперативного эксперимента, так как закупать у меня изначально было нечего, в связи с отсутствием товара на складе, а контролируемая поставка имеет свое четкое определение в п.14 ст.2 Закона РБ «Об оперативно-розыскной деятельности.      В-третьих, процессуальные сроки не продлялись, как это предусмотрено ч.4 ст.173 УПК Республики Беларусь, вышестоящим прокурором (в редакции Закона Республики Беларусь от 04.01.2003 N 173-З).    Отсюда, все последующие материалы, которые были получены в результате проверки поступивших материалов ОРМ, нужно признать полученными с нарушением требований УПК Республики Беларусь.     В-четвертых, деньги на покупку ручки с видеокамерой и модуля сотового телефона, а это 30 долларов США и 115000 белорусских рублей, мне заплатил гражданин Л. из неизвестных источников. А это, как минимум, нарушение валютных операций с его стороны и создание искусственных доказательств, предварительно не оформленных в установленном порядке банкнот и не переписанных по номерам.     Для чего Л. просил у меня продать ему указанные предметы? Что, для своей профессиональной деятельности - вряд ли. Сейчас я уже знаю, что есть установленный порядок поставки таких товаров. Значит, только с целью искусственно создать ситуацию совершения мною запрещенной покупки и продажи ему товаров, запрещенных к обороту, о запретности к обороту которых я изначально не знал.        Хотелось бы упомянуть ст.3 Закона Республики Беларусь «Об оперативно-розыскной деятельности» от 09 июля 1999 года №289-З: «Задачами оперативно-розыскной деятельности являются: предупреждение, выявление, пресечение преступлений, а также выявление и установление лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших; (в ред. Закона Республики Беларусь от 21.07.2008 N 417-З).     Вместо предупреждения преступления, пресечения его совершения органы КГБ сначала долго проводили относительно меня оперативно-розыскные мероприятия, всячески побуждая меня просьбами заказать в интернете запрещенные к обороту изделия, о запретных свойствах которых я узнал только после ознакомления с заключением эксперта, а затем ждали, когда я найду эти товары в интернете и оплачу их.     Поставками указанных устройств я ранее не занимался, их у меня не имелось на складе. Никаких противоправных деяний ранее я не совершал и не собирался их совершать, никому ранее я не продавал указанных устройств и не думал их заказывать. В постановлении Европейского суда по правам человека от 15 декабря 2005 г. по жалобе  Ваньяна Г. к Российской Федерации относительно оценки действий оперативных агентов на предмет их провокационности было записано следующее: «если действия тайных агентов направлены на подстрекательство преступления и нет оснований полагать, что оно было бы совершено без их вмешательства.., то это... может быть названо провокацией».     Фактор свободы выбора, который как будто сохраняется за объектом оперативной разработки, не может приниматься во внимание и быть оправданием провокационности, поскольку инициированное предложение о покупке товара, запрещенного к обороту, поступило (и было принято) не в формате обеспечения правомерного поведения.     Европейский суд по правам человека неоднократно подчеркивал, что действия оперативных агентов, спровоцировавших лицо пойти (согласиться) на совершение преступления, при отсутствии достаточно значимых свидетельств того, что данное лицо совершило бы это преступление без их вмешательства, «непоправимо подрывают справедливость суда», лишают лицо права «на справедливое судебное разбирательство».  Согласно п.15.1, утвержденной Указом Президента Республики Беларусь от 23.12.2010 №672 Концепции совершенствования системы мер уголовной ответственности и порядка их исполнения Президент требует расширить практику освобождения лиц, совершивших преступления, не представляющие большой общественной опасности, менее тяжкие преступления, от уголовной ответственности в связи с привлечением к административной ответственности…    Я согласен, что я поставил на территорию Республики Беларусь запрещенный к обороту товар по собственному незнанию и при активном подталкивании меня к этому сотрудником КГБ. Я готов понести за свои деяния ответственность.    В случае привлечения меня к уголовной ответственности я не смогу использовать свое гражданское право на работу в качестве, например, госслужащего или в органах внутренних дел. Находясь в молодом, трудоспособном возрасте я, фактически, окажусь выброшенным из активной гражданской жизни. Ранее я никаких противоправных действий не совершал, служил во внутренних войсках и закончил службу в армии в звании старшего сержанта. Я вернул в бюджет в добровольном порядке весь полученный мною доход от инкриминируемой мне запрещенной сделки в сумме 400000 рублей (копия квитанции прилагается).   На основании изложенного и в соответствии со ст.ст.3, 6, 12 Закона Республики Беларусь «Об оперативно-розыскной деятельности», в соответствии со ст.86 УК Республики Беларусь,       Далее мой подзащитный заявил ряд ходатайств по делу, которые мы опустим и приведем только основные: - признать доказательствами, не имеющими законной силы, полученные с нарушением процессуальных норм, аудиозаписи моих разговоров с сотрудником КГБ Л.; - привлечь к ответственности должностных лиц, в связи с нарушениями процессуальных норм при проведении оперативно-розыскных мероприятий, проверки и ведении уголовного дела №…;   - привлечь меня к административной ответственности, применив ст.86 УК Республики Беларусь и прекратив уголовное дело.    Как я уже говорил выше, уголовное дело было прекращено и материалы были направлены для привлечения моего подзащитного к административной ответственности.

Блог Горбачев Владимир Владимирович

Возврат к списку

Добавить комментарий


Текст сообщения*
Перетащите файлы
Ничего не найдено