Случай из практики о взыскании страхового возмещения в связи с утратой груза в международной перевозке

Отказ  в выплате страхового возмещения страховой компании «П» стал причиной судебного разбирательства продлившего более полутора лет и закончившегося взысканием стоимости утраченного груза.

Транспортно-экспедиторская компания «К» заключила со страховой компанией «П» договор страхования ответственности экспедитора, застраховав, в том числе, риск утраты доставляемого груза.

В октябре 2016 г. компания «К» получила от ООО «Э» заявку на организацию доставки приобретенного в Польше груза аккумуляторных батарей, поручив ее непосредственную доставку транспортной фирме «А» из Чехии.

За день до окончания погрузки ООО «К» выдало ООО «Э» экспедиторскую расписку о принятии груза в свое ведение.

Поскольку белорусский страховщик «П» в качестве обязательного условия представления страховой защиты экспедитору требовало наличие полиса страхования ответственности привлеченного им перевозчика, ООО «К» получило от перевозчика «А» копии страховых полисов страхования ответственности перевозчика в чешской страховой компании «Ч». На запрос ООО «К» по электронной почте чешских страховщик подтвердил выдачу страхового полиса.

К указанному в заявке на перевозку сроку, груз в Республику Беларусь не прибыл, его поиски результата не дали.

Учитывая, что ответственность ООО «К» была застрахована в ЗАСО «П» в пользу третьих лиц, получатель груза «Э» обратился к ЗАСО «П» с заявлением о выплате страхового возмещения.

ЗАСО «П» отказало в страховой выплате, указав, что запросило информацию о страховании перевозчика в Чехии и получило ответ чешского страховщика «Ч», о том, что данные о страховании ответственности перевозчика «А» отсутствуют.  В соответствии  же с правилами страхования  утвержденными «П», не является страховым случаем привлечение страхователем перевозчика, ответственность которого за утрату груза не  застрахована.

Получив отказ «П» исполнить свои договорные обязанности в мае 2018 г. мы обратились с иском в экономический суд г.Минска.

В ходе рассмотрения дела судом ответчик «П» продолжал ссылаться на ответ чешского страховщика «П», а также указывал на подложность документов: экспедиторской расписки выданной за день до окончания погрузки и дополнительного соглашения продлившего сроки доставки.  Ответчик указывал на недоказанность факта оплаты истцом за груз, т.к. платежное поручение содержало указание на счет-фактуру с другой датой выдачи. Кроме этого, полагал, что страховой случай не наступил,  поскольку квалифицировал договор между получателем груза «Э» и экспедитором «К» как договор перевозки, ответственность по которому не страховал. Ходатайствовал о применении срока исковой давности, исходя из срока давности по искам к перевозчику согласно КДПГ.

В процессе рассмотрения к участию в деле в качестве третьего лица была привлечена чешская страховая компания «Ч», которая своего представителя в суд не направила, отзыв по существу требований не предоставила. Также остались без ответа запросы суда о заключении договора страхования с перевозчиком «А».

В октябре 2019 г. суд первой инстанции исковые требования удовлетворил, взыскав с ЗАСО «П» в пользу ООО «Э» 40 000 евро.

Суд посчитал не состоятельными доводы ответчика и согласился с аргументацией истца и его возражениями по позиции страховой компании.

Так, в силу819 ГК Республики Беларусь по договору страхования одна сторона (страховщик) обязуется при наступлении предусмотренного законодательством или договором события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или третьему лицу (застрахованному лицу, выгодоприобретателю), в пользу которого заключен договор, причиненный вследствие этого события ущерб застрахованным по договору имущественным интересам. 

В соответствии со ст.20 КДПГ то обстоятельство, что груз не был доставлен в течение 30 дней по прошествии  установленного срока на доставку, является основание считать груз утерянным. Ответственность экспедитора «К» за сохранность груза следует из выданной экспедиторской расписки, составление которой не опровергнуто, а также из положений договора между ООО «К» и ООО «Э», устанавливающих право заказчика предъявить требования о возмещении вреда непосредственно экспедитору (ст.27 Закона Республики Беларусь «О транспортно-экспедиционной деятельности»).

Истцом предоставлена копия страхового полиса страховой компании «Ч» о страховании ответственности перевозчика «А», а также ответ данной страховой компании полученный в период осуществления перевозки, подтверждающий выдачу полиса. Последующую информацию чешского страховщика полученную уже после утраты груза, следует оценивать критически, учитывая право суброгации ЗАСО «П».

Выполняя заявку  заказчика на организацию перевозки груза, ООО «К» выполняло функцию экспедитора, в связи с чем его ответственность обеспечивается полисом страхования ЗАСО «П».

Оснований для применения сроков исковой давности не имеется, поскольку в силу ст.856 ГК РБ по требованиям вытекающим из договора страхования устанавливается общий срок исковой давности (3 года), исчисляемый со дня окончания действия договора страхования (в рассматриваемом случае с 25.07.17 г.)

Апелляционная и кассационная инстанции оставили решение суда первой инстанции без изменения.

Адвокат Шерстнёв Денис Валерьевич, адвокатское бюро «Шерстнёв и партнеры»

Телефоны:+375 (29) 653-91-01, +375 (17) 378-00-99, +375 (33) 600-44-30

Сайт:

https://lspart.by/


Блог Шерстнёв Денис Валерьевич

Возврат к списку

Добавить комментарий


Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено