О возмещении морального вреда

О возмещении морального вреда

     Весной этого года ко мне обратилась за помощью жительница Климовичского района Светлана, фамилии называть не буду по этическим соображениям.
          В своем рассказе она с огромной болью поведала мне, что её сын погиб четыре года назад от полученной в драке травмы. По заключению эксперта травму сын получил от падения с высоты собственного роста, ударившись головой об асфальт. Так неудачно сын упал на асфальт после хлесткого удара ногой в голову, нанесенного ему в прыжке обвиняемым Русланом, фамилии также называть не стану.
          Случилось эта драка 4 года назад, но обвиняемого до настоящего времени не могли привлечь к уголовной ответственности, так как он «ударился» в бега. На момент совершения преступления Руслану не было ещё 18-ти лет.
        До этого, будучи несовершеннолетним, он уже привлекался к уголовной ответственности по статьям за хулиганство и кражу. Тогда его пожалели и дело в суд не пошло, на стадии предварительного расследования оно было прекращено по амнистии. 
          Правда, сюжет первого преступления больше тянет на тяжкую статью - разбой. Тогда Руслан избил человека возле Климовичской автозаправки и отнял у него мобильник и деньги. Но следователю в своих допросах дело преподнес, как хулиганство, т.е. беспричинное избиение потерпевшего, и кражу, вроде бы, Руслан нашел на земле выпавшие из кармана потерпевшего мобильник и кошелек, которые украл. Благодаря этим показаниям он смог получить амнистию, так как по статье разбой амнистия не применялась. 
          Позже, знакомясь с материалами дела я увидел, что Руслан многократно привлекался к административной ответственности по разным статьям, как говорят «клейма негде ставить».
          А тогда, Светлана продолжала свой рассказ, говоря о том, что после похорон сына было проведено уголовное расследование, которое ничем не закончилось, так как обвиняемый сбежал. Ходили слухи, что он подался в Россию и скрывался от розыска в Санкт-Петербурге. 
         Долгие годы Светлана жила с болью в сердце. Она мне поведала: «Я не могу в настоящее время без слез вспоминать о том, что у меня был взрослый сын, моя надежда и опора в старости. Мои нравственные страдания безграничны, они перерастают в физические страдания и вызывают ухудшение моего здоровья, которое явилось результатом стресса, связанного с гибелью моего сына. Я продолжительное время не могла засыпать без таблеток, настолько сильно переживала случившееся».
         Однако, сколько веревочке ни виться, как говорят, всему приходит конец. Объявленный в розыск Руслан был задержан на территории России и конвоирован в город Климовичи для привлечения его к уголовной ответственности.
         Состоялось судебное заседание, на котором присутствовала Светлана в качестве потерпевшей. Она заявила иск к обвиняемому в сумме 600 рублей в возмещение морального вреда и всех расходов по погребению. 
         Надо сказать, что за четыре прошедших года дважды выходил Закон об амнистии в честь 70-летия освобождения Беларуси и в честь 70-летия Победы.
         Судья беспристрастно разобрался в деле и вынес определение суда о применении к обвиняемому амнистии, под которую, согласно Закона об амнистии он подпадает. Так как оснований к отказу в применении амнистии на день вступления в силу настоящего Закона не имелось, то она может быть применена к лицу и по истечении шестимесячного срока со дня её принятия. Суд отказал потерпевшей Светлане во взыскании расходов на погребение и морального вреда, порекомендовав взыскать ущерб в гражданском процессе.
          В определении суда говорится про исследование материалов предварительного и судебного следствия, где суд установил, что Руслан, преступления в совершении, которых он обвиняется, совершил в возрасте до восемнадцати лет. Он ранее не судим, так как первое уголовное дело было прекращено на стадии предварительно расследования и в суд не попало и поэтому нет препятствий для применения в отношении его амнистии с освобождением из-под стражи немедленно в зале суда. 
          Светлана со слезами говорила мне: «Меня возмущает, что виновный в смерти моего сына Руслан не понес фактически никакого реального наказания. Его освободили по амнистии в зале суда, а я даже не дождалась от него извинений. Материальный и моральный ущерб он мне в добровольном порядке не возместил и не собирается его возмещать. Никакого явного раскаяния с его стороны я не заметила. Освободившись по амнистии, ответчик обрадовал свою мать, а я своего мальчика не увижу никогда».  
          Изучив материалы уголовного дела, я удивился, как повезло Руслану и во второй раз. По ситуации получается, он высоко подпрыгнул и хлестким ударом ноги в голову погибшего поверг его наземь, что больше походит на убийство.  Но во время следствия обвиняемый опять начал рассказывать следователю о драке, как он побил погибшего из хулиганских побуждений и причинил смерть по неосторожности, так как никого убивать не хотел. Следователь квалифицировал действия обвиняемого по двум статьям: хулиганство и причинение смерти по неосторожности. Что опять создало возможность Руслану уйти от справедливого наказания.
         Я пытался найти хоть какую-то зацепку, чтобы отменить определение суда, но перечитав все возможные комментарии и материалы Пленумов Верховного суда, понял, что суд вынес законное решение.
         Что поделать, если наше государство издает такие гуманные законы по отношению к несовершеннолетним, защищая, порой чрезмерно, их права и интересы.
          С иском от имени потерпевшей о возмещении морального вреда мы обратились в суд Климовичского района и на этот раз сумма иска была существенно выше в разы.
          В суде потерпевшая Светлана говорила: «Какие же могут быть критерии оценки размеров компенсации морального вреда за гибель моего сына?! Разве стоит жизнь моего сына каких-то денег? Разве стоят горькие слезы матери, потерявшей навсегда своего ребенка, какой-то денежной суммы? Я сама готова заплатить ответчику, только бы мой сын был жив».
         На этот раз суд взыскал с ответчика исковые требования в соответствии с желанием истицы и справедливо. 
         Надо полагать, что ответственность обвиняемого состоит из двух составляющих: уголовной ответственности и гражданской. Если не удалось в полной мере наказать преступника в рамках уголовного преследования, то в рамках гражданского производства он был наказан сполна. В материальном плане преступник был наказан на многие годы обязательством погашать из своих доходов моральный ущерб потерпевшей.
          Правда, принесёт ли это упокоение матери, потерявшей своего ребенка, большой вопрос.

Блог Горбачев Владимир Владимирович

Возврат к списку

Добавить комментарий


Текст сообщения*
Перетащите файлы
Ничего не найдено