Интервью пресс-секретаря БРКА с адвокатом, членом коллегии адвокатов «Союз московских адвокатов» Зинаидой Янович

Интервью пресс-секретаря БРКА с адвокатом, членом коллегии адвокатов «Союз московских адвокатов» Зинаидой Янович
Язык:
Русский

Наша коллега из Российской Федерации адвокат Зинаида ЯНОВИЧ ответила на вопросы пресс-секретаря Белорусской республиканской коллегии адвокатов и рассказала о выборе жизненного пути, о призвании и своем профессиональном опыте, а также о работе в неблагоприятных эпидемиологических условиях кризиса, вызванного пандемией коронавируса COVID-19.

– С какими словами Вы хотели бы обратиться к своим белорусским коллегам – адвокатам и сотрудникам адвокатуры в связи с профессиональным праздником?

– Прежде всего, мне бы хотелось поздравить адвокатов Республики Беларусь с 98-летием адвокатуры и выразить глубокую признательность руководству адвокатуры Республики Беларусь. В первую очередь, теплые слова поздравлений хочу адресовать председателю Белорусской республиканской коллегии адвокатов, члену Совета Республики Национального Собрания, Виктору Ивановичу Чайчицу, который очень много сделал для развития адвокатуры в Беларуси. И, конечно, мои искренние поздравления - всем белорусским коллегам, настоящим профессионалам, преданным своему делу.

Уважаемый Виктор Иванович, коллеги, адвокаты и работники адвокатуры! Друзья! Земляки! Я поздравляю всех вас с 98-летним юбилеем адвокатуры в Республике Беларусь! Я счастлива быть частью профессиональной среды, играющей важную роль в социальной жизни наших граждан и укреплении институтов гражданского общества. Права человека исключительно важны и всегда нуждаются в защите. Не секрет, что обвинять всегда легче, чем защищать. Именно поэтому адвокатам зачастую приходится нелегко, им нужны глубокие знания, профессиональный опыт и интуиция, большое терпение и, конечно, удача. Желаю вам, дорогие коллеги, успешной карьеры, новых профессиональных побед во имя защиты справедливости и торжества правосудия. Пусть Ваши доказательства будут самыми убедительными, а суждения — самыми логичными.

Немного о себе:

До 2015 года проживала и работала на территории Республики Беларусь. С 2016 года работаю адвокатом в Москве.

Общий страж работы по юридической специальности – более 30 лет, из них: 12 лет – нотариус, заведующий нотариальной конторой, 8 лет – судья экономического суда Минской области (освобождена в связи с выходом в отставку).

Специализация: ведение арбитражных дел, гражданских, уголовных дел и дел об административных правонарушениях, оказание юридической помощи субъектам предпринимательской деятельности.

– Вам довелось трудиться в качестве нотариуса, судьи, и вот уже 4 года Вы имеете статус адвоката. Чем обоснован такой выбор профессиональной специализации, и каким, на Ваш взгляд, должен быть настоящий защитник – адвокат?

– Статус профессии адвоката значительно изменился за последние годы. Успешность адвоката определяется не только количеством побед или высоким уровнем дохода, – адвокат должен, прежде всего, соответствовать требованиям рынка профильных услуг. А требования эти перечислить несложно – наличие глубоких правовых знаний на уровне эксперта, человечность в межличностном общении, высокий общекультурный уровень и стиль поведения, соответствующий нормам профессиональной этики. А поскольку об адвокатуре в целом граждане судят по отдельным ее представителям, для адвоката очень важно поддерживать высокое качество своей работы, иметь позитивную профессиональную репутацию, твердые моральные принципы и убеждения – ведь профессия адвоката имеет особый статус в нашем обществе.

Лично для меня адвокат – это:

- профессиональный юрист, который обладает глубоким теоретическим пониманием права, практическими аспектами его применения и постоянно совершенствует свои знания, чтобы идти в ногу со временем;

- тот, кто умеет говорить кратко, четко, точно, логично, аргументированно, грамотно, хорошим слогом формулировать свои мысли – и в устной речи, и на бумаге. Ему необходимы такие качества, как ум, порядочность, настойчивость, целеустремленность, способность работать 20 часов в сутки;

- тот, кому доверяют решение самых разнообразных вопросов, среди которых встречаются и вопросы жизни и смерти; 

- лицо, заслуживающее доверия. Адвокат должен быть хорошим психологом;

- лицо, поступки которого должны быть достойны носимого им звания и членства в корпорации;

- лицо, отвечающее высоким нравственным критериям профессии. Мерилом любого поступка адвоката является не только, а зачастую и не столько закон, сколько этика и мораль;

- тот, кто умеет проигрывать и не падать духом, а находить силы для того, чтобы извлечь из своей неудачи урок, который поможет превратить поле проигранного сражения в плацдарм будущей победы.

Адвокат – не только профессия, это – призвание и вся жизнь. Ни на секунду не пожалела о сделанном выборе.

– Как работают адвокаты России в условиях пандемии при введении в Москве всеобщего режима самоизоляции?

Все решения на этот счет принимались на уровне Федеральной палаты адвокатов и региональных палат с учетом складывающихся обстоятельств в каждом конкретном регионе – палаты дают разъяснения своим членам о порядке оказания квалифицированной юридической помощи в условиях эпидемии. Очевидно, что остановить свою деятельность адвокаты не могут, т.к., несмотря на сложную эпидемиологическую ситуацию, нужно профессионально и в полном соответствии с законом и законными предписаниями компетентных органов продолжать исполнение публичных функций, возложенных на адвокатуру как институт гражданского общества и соотправителя правосудия.

Что касается Москвы, еще в марте 2020 года глава Федеральной палаты адвокатов Юрий Пилипенко обратился к мэру Сергею Собянину с предложением обеспечить беспрепятственное передвижение адвокатов без специальных пропусков по городу в условиях ужесточения карантинных мер. Ведь суды продолжали и продолжают рассматривать неотложные уголовные и административные дела, которые не могут быть разрешены без участия адвокатов. Интересы доверителей, равно как и интересы судопроизводства, требуют, чтобы адвокаты имели свободу перемещения по территории Москвы.

При этом, руководство российской адвокатуры призвало адвокатов с пониманием отнестись к решению пожилых коллег о самоизоляции – старшие коллеги относятся к группе риска. При принятии ими решения о самоизоляции в профилактических целях предлагалось, если есть объективная возможность, пересмотреть графики дежурств, исключить необходимость длительного проезда на общественном транспорте, исполнение профессиональных обязанностей при большом скоплении людей, а также принять другие разумные меры.

21 апреля власти Москвы разрешили продолжить деятельность нотариата, адвокаты также осуществляют юридическую помощь в отдельных случаях. Ведь люди рождаются, умирают, совершают проступки и преступления даже в условиях пандемии. 

Так что работа не остановилась, адвокатские образования работали и работают наряду с правоохранительными органами, Роспотребнадзором, службой ГО и ЧС и медицинскими организациями.

– Вы не боитесь? Все-таки пандемия…

– Не боятся только безответственные. Осуществление адвокатами профессиональной деятельности в условиях, создающих угрозу их жизни и здоровью, конечно же, недопустимо.

В Адвокатской палате Московской области, членом которой я являюсь, считают, что каждый адвокат обязан неукоснительно соблюдать распространяющиеся на него (в силу возраста, состояния здоровья или по иным критериям) запреты и ограничения, устанавливаемые решениями уполномоченных органов государственной власти и управления, включая режим самоизоляции и карантина. При этом требования профильного закона и Кодекса адвокатской деятельности не могут нарушать права адвоката на жизнь и охрану здоровья, которые являются важными предпосылками оказания доверителям квалифицированной юридической помощи.

Кризис, спровоцированный коронавирусом, негативно влияет на эмоциональное состояние многих людей, меняет привычный уклад жизни. Вместе с тем, долг адвоката – всегда быть рядом с доверителем, когда ему это необходимо.

Поэтому адвокатам необходимо соблюдать баланс между правом на жизнь и охрану здоровья и получением квалифицированной юридической помощи, которые «являются фундаментальными и неотчуждаемыми конституционными правами человека, не подлежащими ограничению, в том числе, в условиях чрезвычайного положения (статьи 20, 41, 48, 56 Конституции)».

В условиях пандемии руководством адвокатуры адвокатам рекомендовано заявлять ходатайства об отложении судебных заседаний и процессуальных действий, если в них нет острой необходимости. В случае участия необходимо соблюдать все рекомендованные меры предосторожности. Уведомлять о невозможности присутствия заблаговременно, как требует Кодекс профессиональной этики. То же правило действует и в отношении доверителя, если адвокат по разным причинам не имеет возможности исполнять обязательства перед ним, а также при оказании юридической помощи по назначению.

Кстати, в Москве объявленные в связи с угрозой распространения новой коронавирусной инфекции нерабочие дни не являются уважительной причиной для отказа от исполнения поручений доверителя, а также от участия в судебном заседании, следственном или ином процессуальном действии. В этом случае адвокаты руководствуются общими профессионально-этическими нормами и требованиями. Юридическая помощь в рамках системы оказания бесплатной юридической помощи должна оплачиваться по ставкам выходных и праздничных дней.

Обязательным условием при посещении судов адвокатам, является участие в судебных заседаниях в масках и перчатках.

– Изменились ли категории дел в период пандемии?

– Конечно. С самого начала пандемии было понятно, какие отрасли экономики пострадают в большей степени. Перечень таких отраслей и компаний широкий, но в большей степени пострадал сектор услуг и ритейла.

В настоящее время превалируют дела по защите интересов добросовестных кредиторов, ведь кризис платежей нарастает. Кредиторы теряют возможность получить вовремя исполнительные листы по решениям о взыскании долгов. Это позволит недобросовестным должникам предпринять меры, чтобы скрыть имущество, на которое можно обратить взыскание. Готовим позицию защиты интересов, просчитываем все риски: проводим юридический аудит компании, анализируем возможности использования ситуации форс-мажора в случае невозможности выполнять обязательства, изучаем вопрос применения предварительных обеспечительных мер, чтобы сохранить активы должника.

Что касается экономических споров, то основной «урон» был нанесен «быстрым спорам», которые подлежат рассмотрению с вызовом сторон. Речь идет о разбирательствах по взысканию долгов и включению в реестр кредиторов банкрота. Пандемия и «судебный кризис» негативно отразятся и на тех делах, где требуются экспертизы, которые нужно проводить незамедлительно из-за специфики исследования.

Пострадали и те, кто рассчитывал на судебное решение в самое ближайшее время. В частности, участники дел, которые несут репутационные риски от этих процессов – за время «судебного простоя» порочащие сведения не только никто не опровергнуты, но еще больше распространятся.

С гражданскими исками все несколько проще – процессуальные сроки не страдают: судебные канцелярии работают, принимают документы по почте.

В уголовных делах сам суд заинтересован соблюдать процессуальные сроки: их нарушение может повлечь незаконное лишение свободы человека или же, напротив, привести к необоснованному уходу от ответственности в связи с истечением срока давности преступления. Рассматривались и сами уголовные дела, дела об административных правонарушениях, но безотлагательного характера. Иные дела, как правило, откладываются. У меня, например, два уголовных процесса отложили. Отмечу, что затягивание процессов по уголовным делам неизбежно увеличивает срок содержания обвиняемых в СИЗО и, как следствие, растет загруженность изоляторов. 

– Меркантильный вопрос: изменились ли адвокатские гонорары или они остались, так сказать, на прежнем уровне?

– Сейчас адвокатское сообщество переживает не лучшие времена. Люди реже обращаются за квалифицированной помощью. Ищут, где дешевле, и это далеко не всегда оправданно. Цены на услуги адвокатов значительно упали. Есть еще категория – недобросовестные юристы, которые опускают ценовую планку еще ниже. А ведь многие граждане не всегда понимают разницу между обычным юристом и адвокатом.

А вообще, мы все в «одной лодке». Где-то кому-то и бесплатно нужно помочь и подсказать. Иначе субъект хозяйствования может уйти в банкротство.

Федеральная палата адвокатов Российской Федерации и Федеральная нотариальная палата также предпринимают значительные меры по обеспечению максимальной доступности услуг и нотариусов, и адвокатов.

– А как работают суды при коронавирусе?

– Эпидемия коронавируса вынудила правительства многих стран принять карантинные меры, чтобы предотвратить распространение инфекции. Судопроизводство во всем мире переходит на удаленную работу, неотложные дела рассматривают через видео-конференц-связь – например, Skype, Zoom, WhatsApp. И Россия – не исключение.

18 марта президиумы Верховного Суда и Совета судей приняли постановление, обязывающее суды временно приостановить личный прием граждан и ограничить рассмотрение дела только его участниками и судьями. Постановление рекомендовало судам проводить заседания в формате видеоконференции при наличии соответствующей технической возможности, но на практике реализовать эти рекомендации оказалось сложнее.

С 19 марта российские суды рассматривали только безотлагательные споры. И в первый же день нового порядка юристы столкнулись с неразберихой в судах: одни работали в обычном режиме, другие же вовсе оказались закрытыми. От такого формата работы серьезно пострадали участники арбитражных дел: кредиторы, участники дел о защите деловой репутации и те, кому была нужна срочная экспертиза для приобщения к делу.

Трудности вызывает и техническая сторона вопроса. Например, качество видео- и аудиосвязи. Без проблем не обходится – бывают неполадки с видео и звуком, например, кто-то подключается раньше, кто-то – позже. Слушания с меньшим количеством участников проходят более гладко, чем большие видеоконференции. По мнению моих коллег, определенный процесс не вписывается в график судебных заседаний, а также суды могут счесть невозможным организацию участия лица в судебном заседании с использованием ВКС из-за разницы в часовых поясах. Могут сложиться ситуации, при которых личное участие в процессе невозможно в связи с тяжелой болезнью стороны спора или отсутствием транспортного сообщения с тем или иным регионом.

Однако массовый переход юристов на удаленный режим работы показал, что все предпосылки для этого есть и у судов, а все технические проблемы могут устранить специалисты. Направлять в суд документы, подтверждающие полномочия, стороны могут заранее, указывая адреса и контакты для проведения видеоконференций.

В период действия постановления суды рассматривали только дела упрощенного производства или безотлагательного характера – установление, продление или отмена меры пресечения и решение вопроса о срочном медицинском вмешательстве. Споры, которые считаются безотлагательными в арбитражных судах: о привлечении к административной ответственности (п. 1 гл. 25 АПК); обособленные споры в рамках банкротства о выплатах из конкурсной массы гражданина-должника денег, которые необходимы ему и лицам, находящимся на его иждивении, нуждающимся в дорогих лекарствах и медуслугах; о принятии обеспечительных мер или их отмене, назначенных к рассмотрению в судебном заседании; если все участники дела согласны на проведение неявочного процесса. 

Так как нельзя было приходить в суд и все документы нужно было отправлять в электронном виде через систему «Мой арбитр», то нагрузка на нее серьезно выросла. Возникли сложности с подачей документов, которые нужно подавать в оригинале на бумажном носителе или которые подписаны электронной цифровой подписью. А таких бумаг много: заявление об обеспечении доказательств (ст. 72 АПК);  заявление об обеспечении иска (ст. 92 АПК);  заявление об обеспечении имущественных интересов (ст. 99 АПК);  заявление об обеспечении исполнения судебного акта (ст. 100 АПК); ходатайство о приостановлении исполнения решения государственного органа, органа местного самоуправления, иного органа, должностного лица (ст. 199 АПК);  ходатайство о приостановлении исполнения судебных актов (ст. 2651, 283 АПК);  исковое заявление, заявление, апелляционная жалоба, кассационная жалоба, содержащие ходатайство о принятии обеспечительных мер (ст. 125, 260, 2651, 277, 283 АПК). 

Если у представителя нет ЭЦП, то вместо электронной подачи ему нужно отправлять бумаги через «Почту России». А это влечет дополнительные расходы и увеличивает время доставки документов в суд. Но зато у стороны будет надлежащее доказательство отправки «на руках», даже если документы по почте не дойдут до судьи вовремя или где-то потеряются. 

Кстати, сложности, по моему мнению, возникли и у судей: после окончания карантина судам приходится рассматривать накопившиеся споры либо очень быстро, либо с нарушением разумных сроков. Больше всего от этого пострадали крупные регионы, где суды и так перегружены, и в первую очередь – Москва и Санкт-Петербург. В связи с этим судебные заседания в арбитражных судах города Москвы сейчас проводятся вплоть до позднего вечера – до 23 часов. Так что впереди у судей и консультантов будет серьезный вызов, чтобы качественно выполнить свою работу и все успеть.

– Зинаида Николаевна, как Вы считаете, каких дополнительных гарантий независимости не хватает адвокатам при исполнении ими своих служебных обязанностей?

– Что касается России, в настоящее время практически все необходимые гарантии у адвокатов имеются. 17 апреля 2017 года был подписан закон №73-ФЗ, которым созданы дополнительные гарантии независимости адвокатов в уголовном судопроизводстве. Прежде всего, упростился доступ адвокатов к доверителям в СИЗО. Теперь это право действует с момента вступления адвоката в дело, а не «допуска» в него. Действие нормы о «допуске» на практике приводило к тому, что сотрудники СИЗО требовали от адвокатов разрешение на свидание от следователя. В итоге допуск адвокатов к доверителю нередко затягивался. А между тем, человек, впервые оказавшийся в СИЗО, попадает в психотравмирующую ситуацию и нередко под психологическим давлением следователя готов признаться в чем угодно в обмен на обещание изменить ему меру пресечения. В такой ситуации очень важно своевременно оказать подзащитному юридическую и, скажем так, психологическую помощь.

Закон содержит также ряд других положений, которые облегчают работу адвоката в интересах своего доверителя, делают его более независимым и ограждают от необоснованных попыток затруднить выполнение им своих профессиональных обязанностей. Главное, чтобы закон выполнялся.

- Спасибо, Зинаида, за очень интересный и познавательный рассказ. Успехов Вам и берегите себя!


Опубликовано: 14 Июля 2020 | автор: Юлия Тихонович

Возврат к списку

Добавить комментарий


Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено