Вход на сайт

Совет по развитию предпринимательства Республики Беларусь как свет

Согласно пункту 5.6. Декрета Президента Республики Беларусь от 23.11.2017 № 7 «О развитии предпринимательства»: «собственник имущества юридического лица, признанного экономически несостоятельным (банкротом), его учредители (участники) или иные лица, в том числе руководитель юридического лица, имеющие право давать обязательные для этого юридического лица указания либо возможность иным образом определять его действия, несут субсидиарную ответственность при недостаточности имущества юридического лица только в случае, если экономическая несостоятельность (банкротство) юридического лица была вызвана виновными (умышленными) действиями таких лиц». Применение правового института субсидиарной ответственности в должной мере обеспечивает защиту прав и законных интересов лиц, участвующих в деле, а также способствует достижению целей производства по делу о банкротстве, которое является заранее установленной законодателем моделью урегулирования взаимоотношений должника и кредиторов, и служит для балансирования интересов должника, конкурсных кредиторов и его работников, так как виновные лица в доведении должника до банкротства осознают и несут ответственность, а иным гарантировано материальное возмещение от имущественных потерь.

Поскольку ответчиками по указанной категории спора в основном являются физические лица, участие в делах сопровождается крайне эмоциональным переживанием, недовольством большого количества простых людей, имеет неоднозначный общественный резонанс.

На примере ниже указанного не рядового дела исходя из суммы взыскания с физического лица 48 670,17 рублей и 4 681 956,82 долларов США, ставится много вопросов, главный из которых защита прав и законных интересов гражданина прежде всего.

Позиция лица, привлеченного к субсидиарной ответственности достаточно простая и жизненная. На него, как на наёмное лицо (бывшего руководителя завода), получавшего только заработную плату, не участвовавшего в прибыли и имуществе завода, повесили все долги завода, за все периоды.

Однако, решение экономического суда было вынесено и вступило в законную силу с формулировкой: «Ответчик, как руководитель организации, не обеспечил надлежащее ведение бухгалтерского и налогового учета, надлежащее руководство деятельностью организации, допустил нарушение налогового и иного законодательства, не осуществлял надлежащий контроль за деятельностью организации, что привело к неполной уплате обязательных платежей в бюджет и ненадлежащему исполнению должником гражданско-правовых обязательств, находится в причинно-следственной связи с наступившими последствиями в виде банкротства должника, требования кредиторов в рамках дела о банкротстве не могут быть удовлетворены по причине установленного факта отсутствия у должника имущества».

Само дело крайне неординарное с участием иностранных юридических лиц, бухгалтерской компании, эксперта, за весь период процедуры ликвидации и банкротства сменилось несколько ликвидаторов и антикризисных управляющих, в качестве третьих лиц так же были привлечены банк и иное лицо.

Представленные в суд доводы участвующих лиц, приговор суда Центрального района г. Минска, постановления Следственного комитета Республики Беларусь по Брестской области и иные доказательства по делу составили многослойный пирог, на примере которого можно проследить всю историю предпринимательских рисков за пятилетку 2010-2015 г.г. и провести аналогию по многим многим банкротам только с масштабом цифр по меньше.

Возникновение банкротств вследствие непринятия со стороны уполномоченных органов и организаций, собственника имущества мер по финансовому оздоровлению предприятия, по эффективной его деятельности и недопущению возникновения последствий ликвидаций и банкротств, заключение крупных сделок с элементами предпринимательского риска по согласованию с собственником при условии когда руководитель не может предвидеть на будущее результат заключенной сделки, связанной с тем, что впоследствии сделка может ухудшить платежеспособность организации, рост курса доллара более чем в 2,8 раза с апреля 2011 года до момента последней отчетной дате предшествующей дате подачи заявления о банкротстве должника (девальвация белорусского рубля), наличие существенной кредиторской задолженности в иностранной валюте, результаты переоценки, которой относились на убытки, невозможность приобретения за иностранную валюту материалов за пределами Республики Беларусь и соответственно остановка выпуска продукции, решение налогового органа о взыскании с должника задолженность были вынесены без учета сведений УДФР КГК Республики Беларусь со ссылками на положения Указа Президента Республики Беларусь № 488 от 23 октября 2012 года «О некоторых мерах по предупреждению незаконной минимизации сумм налоговых обязательств, в целях обеспечения защиты интересов государства от вреда, причиняемого в результате незаконной минимизации сумм налоговых обязательств» и не возможностью его обжаловать и т.д.

Суть крупной сделки должника состояла в том, что должником приобретались активы (акции), стоимость которых согласно банковскому законодательству в разы превышала стоимость уплаченной за них суммы, должник приобретал 17 % от общего объема эмиссий акций банка, данную сделку нельзя назвать совершенной на заведомо невыгодных условиях, поскольку в средне и долгосрочной перспективе сделка являлась выгодной для должника как с финансовой так и со стратегической точки зрения, поскольку помимо выгодного приобретения активов позволила бы должнику стать мажоритарным акционером банка, и только наступление негативных последствий, отчасти связанных с предпринимательскими рисками (а не действиями/бездействиями лица), помешало завершиться этой сделке, а в случае обращения взыскания на предмет залога, задолженность о сделке отсутствовала бы.

Со слов самого субсидиарного должника, за время его работы некоторые показатели предприятия удалось улучшить весьма значительно в 3,72 раза, и несмотря на увеличившуюся кредитную нагрузку, итоги финансового 2011 года были с прибылью, увеличен объём выручки от реализации собственной продукции почти в 4 раза, при передаче предприятия новому руководителю, оно являлось платежеспособным с точки зрения нормативных значений коэффициентов и активов с большим запасом хватало, чтобы рассчитаться со всеми долгами.

Однако в суде он не смог предоставить убедительные и в совокупности достаточные доказательства, подтверждающие отсутствие причинно-следственной связи между его действиями (бездействиями) и последствиями в виде признания его банкротом.

В частности, он не смог доказать два обстоятельства, имеющих существенное значение по делу. Во-первых, что он не обеспечил надлежащее руководство деятельностью организации. Во-вторых, что он не обеспечил надлежащее ведение бухгалтерского и налогового учета.

Субсидиарная ответственность была установлена судом на основании статей 11 и 17 Закона Республики Беларусь «Об экономической несостоятельности (банкротстве)» от 13.07.2012, подпунктом 1.35 пункта 1 Указа Президента Республики Беларусь от 12.11.2003 № 508 «О некоторых вопросах экономической несостоятельности (банкротства)», в соответствии с требованием об осуществлении правосудия на основании актов законодательства, которые действовали в период совершения действий должностного лица, привлекаемого к субсидиарной ответственности. Требование о солидарной субсидиарной ответственности по обязательствам должника, согласно статье 11 Закона Республики Беларусь «Об экономической несостоятельности (банкротстве)» от 13.07.2012 № 415-З начало действовать с 25.01.2013.

Суд обеспечил соблюдение предусмотренных ХПК Республики Беларусь и иными законодательными актами о судопроизводстве в судах, рассматривающих экономические дела, процессуальные формы защиты прав и законных интересов сторон.

Так дело было возбуждено в апреле 2016 года, всесторонне и полно рассмотрено, с вынесением окончательного решения в октябре 2017 года.

Не обеспечение надлежащего руководства деятельностью организации выразилось в не соблюдении лицом устава предприятии, обладая всей полнотой полномочий исполнительного органа, совершением сделок на заведомо невыгодных для организации с «выводом активов» должника, что было подтверждено заключением эксперта и третьим лицом банк. Кстати, для справки, постановлением УДФР КГК Республики Беларусь было отказано в возбуждении уголовного дела в отношении должностных лиц должника по статье преднамеренное банкротство.

Доводы же лиц о том, что один из антикризисных управляющих не проверил фактическое наличие и ликвидность всех активов должника, а объект недвижимости в ходе процедуры банкротства был реализован по существенно заниженной цене относительно рыночной, не были доказаны лицами, так как не обжаловались в ходе процедуры банкротства и кроме того относятся к периоду после возникновения устойчивой неплатежеспособности должника.

То же самое касается и попытки представителей должника переложить всю полноту ответственности на банк и иное лицо.Последний не был привлечен к субсидиарной ответственности, так как полностью отрицал факт подконтрольности ему основного должника-организации и так как сумма не подлежит повторному взысканию в порядке возложения субсидиарной ответственности в рамках иного судопроизводства даже в случае реального непогашения задолженности.

За период руководства субсидиарного должника не было обеспечено надлежащее ведение бухгалтерского и налогового учета, что было документально подтверждено в акте налогового органа, решением налогового органа о применении мер ответственности за нарушение налогового и иного законодательства и приложениями к ним, не были предприняты меры по обжалованию на основании пункта 1 постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 22.12.2006 № 18 «О некоторых вопросах рассмотрения хозяйственными судами дел о ликвидации юридических лиц и прекращении деятельности индивидуальных предпринимателей: «Судебная защита прав и законных интересов лиц, участвующих в делах о ликвидации юридических лиц…, гарантирована частью 1 статьи 60 Конституции Республики Беларусь».

Учитывая размер суммы иска и государственной пошлины,субсидиарный должник неподавал апелляционную, кассационную жалобы. В силу абзаца 5 части 2 статьи 305 ХПК Республики Беларусь жалоба в порядке надзора Генеральной прокуратурой Республики Беларусь была возвращена, так как она подана минуя кассационную инстанцию суда рассматривающего экономические дела.

С уверенностью можно сказать, что с 1 января 2017 года ситуация начала меняться.

С 1 января 2017 года в соответствии со статьей 85 НК ОЧ Республики Беларусь каждое лицо имеет право обжаловать решения налоговых органов, в том числе требования (предписания) об устранении нарушений, действия (бездействие) их должностных лиц, если такое лицо полагает, что такие решения или действия (бездействие) нарушают его права и (или) законные интересы.

В проекте Декрета Президента Республики Беларусь «О развитии предпринимательства», имела место норма о том, что: «собственник, участники … не несут субсидиарную ответственность, если они действовали добросовестно и разумно в интересах должника». Согласно пункту 5.6. Декрета Президента Республики Беларусь от 23.11.2017 № 7 «О развитии предпринимательства»: «собственник имущества юридического лица, признанного экономически несостоятельным (банкротом), его учредители (участники) или иные лица, в том числе руководитель юридического лица, имеющие право давать обязательные для этого юридического лица указания либо возможность иным образом определять его действия, несут субсидиарную ответственность при недостаточности имущества юридического лица только в случае, если экономическая несостоятельность (банкротство) юридического лица была вызвана виновными (умышленными) действиями таких лиц».

В 2017 году создан орган со специальными полномочиями в регулировании экономической деятельности – Совет по развитию предпринимательства Республики Беларусь, куда и обратился со своим обращением субсидиарный должник.

 

Инна Васильевна Шашок

Адвокат, осуществляющий адвокатскую деятельность индивидуально

Минская городская коллегия адвокатов

Комментарии

Аватар пользователя Гость
Гость

Согласно п.5.6.Декрета Президента Республики Беларусь от 23.11.2017 собственник имущества юридического лица, признанного экономически несостоятельным (банкротом), его учредители (участники) или иные лица, в том числе руководитель юридического лица, имеющие право давать обязательные для этого юридического лица указания либо возможность иным образом определять его действия, несут субсидиарную ответственность при недостаточности имущества юридического лица только в случае, если экономическая несостоятельность (банкротство) юридического лица была вызвана виновными (умышленными) действиями таких лиц;
Может, попытаться применить обратную силу закона (Декрета), улучшающего правовое положение руководителя?

Аватар пользователя Гость
Гость

Вы подняли важную тему. Действующий правовой институт субсидиарной ответственности тормозит развитие бизнеса в Беларуси. Большинство решений о привлечении предпринимателей и собственников бизнеса к субсидиарной ответственности основано на результатах проверок налоговых органов, которые не исследуют и не анализируют причинно -следственную связь внешних правовых и экономических факторов, приведших предприятие к банкротству. Налоговые органы делают запись в акте о наличии действия(бездействия) должностных лиц предприятия, на основании которой судом принимается решение о привлечении к субсидиарной ответственности.

Аватар пользователя Гость
Гость

как будут поступать суды до вступления в силу декрета № 7?

Аватар пользователя Гость
Гость

по действующему законодательству

Добавить комментарий

Отправляя эту форму, Вы соглашаетесь с политикой приватности Mollom.