Вход на сайт

Признание недействительной сделки, совершенной под влиянием обмана лицом, страдающим алкоголизмом. Судебная практика.

Признание недействительной сделки, совершенной под влиянием обмана лицом, страдающим алкоголизмом. Судебная практика. Оспаривание сделки (договор купли-продажи квартиры).  

 

Согласно ст. 154 ГК сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.

По общему правилу, критериями действительности сделки являются:

1) соответствие сделки требованиям законодательства по содержанию и форме;

2) совершение сделки дееспособным лицом (в отношении юридического лица сделка должна соответствовать его правоспособности);

3)  волеизъявление на совершение сделки должно соответствовать подлинной воле сторон.

В соответствии с п. 1 ст. 180 Гражданского кодекса Республики Беларусь сделка, совершенная под влиянием обмана, может быть признана судом недействительной по иску любого заинтересованного лица.

Постановлением Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 28.10.2005 N 26 разъяснено, что следует относить к обману, насилию, угрозе, злонамеренному соглашению, а также что является стечением тяжелых обстоятельств.

В п. 21 постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 28.10.2005 N 26 "О некоторых вопросах применения хозяйственными судами законодательства, регулирующего недействительность сделок" обращено внимание на то, что сделка, совершенная под влиянием обмана, может быть признана судом недействительной лишь в случае умышленного целенаправленного введения другой стороны в заблуждение относительно фактов, могущих повлиять на заключение сделки.

Сделку, совершенную под влиянием обмана, необходимо отличать от сделки, заключенной под влиянием заблуждения. Заблуждение по смыслу ст. 179 ГК является результатом неосторожности обоих участников сделки или одного из них. Если же заблуждение формируется вследствие умышленных действий одного участника сделки в отношении другого применяется ст. 180 ГК. Обман может совершаться не только в результате действия (бездействия) стороны в сделке, но и действиями третьих лиц.

Так, в исковом заявлении суду истец – мой доверитель, - указал, что в ноябре 2017 года между ним и ответчицей С. был заключен договор купли-продажи, по которому он продал ответчице квартиру. На протяжение длительного периода времени он страдает синдромом алкогольной зависимости, состоит на учете в наркологическом диспансере. На фоне имеющегося заболевания проходил обследование и лечение в психиатрическом диспансере, после чего ему был поставлен диагноз «шизофрения». В январе 2018 года С. перепродала вышеуказанную квартиру гражданке Г.

Просил суд признать недействительными договор купли-продажи как совершенный под влиянием обмана и государственную регистрацию договора купли-продажи и государственную регистрацию перехода права собственности на имя С., а также признать недействительными договор купли-продажи квартиры между С. и Г., признать недействительной государственную регистрацию данного договора и государственную регистрацию перехода права собственности на имя Г., взыскать понесенные судебные расходы.

Выслушав стороны, допросив свидетелей, изучив материалы дела, суд пришел к выводу о необходимости удовлетворения требований о признании договора купли-продажи квартиры недействительным, поскольку указанная сделка была совершена истцом под влиянием обмана.

В обоснование требований указывалось, что денежные средства от С. за квартиру истец не получал. Указанное обстоятельство подтверждается материалами проверок правоохранительных органов об отказе в возбуждении уголовного дела, из которых усматривается, что истец в январе 2018 года обратился с заявлением о привлечении виновных лиц, которые мошенническим путем завладели его квартирой, к ответственности. При этом был предупрежден об уголовной ответственности по ст. 400 УК Республики Беларусь за заведомо ложный донос. Из объяснений истца оперуполномоченному усматривается, что незадолго до заключения договора он познакомился на улице с женщиной, с которой стал проживать совместно и через непродолжительное время они расписались, и он зарегистрировал ее как свою супругу в квартире. Эта женщина нашла покупателя на его квартиру  - ответчицу С., с которой в последующем был заключен договор купли-продажи, при этом денежные средства за квартиру были переданы его новоявленной супруге, но сам он при этом денежные средства от продажи квартиры не получал. Об указанных обстоятельствах сообщала также сестра истца в заявлениях в адрес правоохранительных органов, районной администрации и прокуратуры.

Суд посчитал несостоятельными доводы стороны ответчицы С. о законности сделки. Так, было указано, что ответчица приобретала спорное жилое помещение с целью постоянного проживания. Вместе с тем, спустя непродолжительное время спорная квартира была ею перепродана Г.

Судом учитывалось, что С. не представлены доказательства, подтверждающие передачу истцу значительной денежной суммы от продажи квартиры. Наличие денежных средств на счете в банке в размере нескольких тысяч долларов США, не свидетельствует о том, что указанные денежные средства были переданы С. по договору купли-продажи, поскольку указанный счет был открыт на имя истца только спустя несколько месяцев после заключения договора.

Судом также принималось во внимание, что на момент заключения договора купли-продажи у истца имелась задолженность по оплате коммунальных услуг, что подтверждается копией лицевого счета спорной квартиры, содержащегося в материала дела нотариальной конторы. Допрошенная в судебном заседании свидетель, являющаяся сотрудником РСЦ, указывала о том, что у истца постоянно имелась задолженность по оплате жилищно-коммунальных услуг, у него производились удержания из пенсии в счет погашения указанной задолженности.

При разрешении настоящего спора судом учитывалось, что согласно заключения амбулаторной судебной психиатрической экспертизы истец в период, относящийся к моменту заключения договора купли-продажи квартиры страдал, а также в настоящее время страдает психическими расстройствами в форме синдрома зависимости от алкоголя и органического расстройства личности. Выводы экспертов подтверждаются также свидетельскими показаниями свидетелей, которые указывали, что истец длительное время злоупотреблял спиртными напитками, что отражалось на его способности руководить совершаемыми действиями, хоть на момент заключения договора он был и способен понимать значение своих действий и руководить ими. Данных о том, что он не мог понимать значение своих действий и руководить ими, нет.

При этом судом критически оценены пояснения свидетеля - нотариуса, удостоверявшей договор купли-продажи спорной квартиры, о законности сделки, поскольку данный свидетель не мог дать объективную оценку действиям истца.     

По мнению суда, имевшиеся расстройства повлияли на волеизъявление истца при заключении оспариваемого договора.

Поскольку судом признан недействительным заключенный истцом договор купли-продажи квартиры, ответчица С. не имела права распоряжаться данной квартирой. Таким образом, подлежит удовлетворению требование истца об установлении факта ничтожности заключенного С. договора купли-продажи спорной квартиры с Г.

При таких обстоятельствах следует признать недействительной государственную регистрацию двух договоров купли-продажи, государственную регистрацию перехода права собственности на имя С., а также государственную регистрацию перехода права собственности на имя Г.

Поскольку данная квартира приобретена Г по договору купли-продажи, суд посчитал необходимым взыскать в ее пользу с С., заключившей не соответствующую требованиям законодательства сделку, оплаченные в счет договора денежные средства на день вынесения решения суда.

В связи с удовлетворением исковых требований с ответчиков в пользу истца взысканы судебные расходы. Решение обжаловалось ответчиками, был принесен апелляционный протест прокурора, однако судебная коллегия городского суда согласилась с решением районного суда и оставила его без изменений, а жалобы и протест без удовлетворения. 

В частности, судебная коллегия в определении указала, что все выводы районного суда являются правильными и оснований отмены решения не имеется. Решение вступило в законную силу.

Поскольку обман может быть совершен как путем предоставления недостоверных сведений, так и путем умолчания об определенных обстоятельствах, еще одной разновидностью обмана является обман путем умолчания. Необходимо понимать, что не всякое умолчание является обманом по смыслу статьи 180 ГК.

 

Для признания судом недействительной сделки, совершенной под влиянием обмана путем умолчания, нужно доказать: 1) причинную связь обстоятельств, относительно которых потерпевший был обманут, с его решением о заключении сделки, а также 2) умышленное умолчание, которое выражается в том, что ответчик намеренно не сообщил о данных обстоятельствах, хотя: а) знал о них и б) знал или должен был знать о намерениях потерпевшего. Только при таких обстоятельствах у ответчика возникает обязанность сообщить об обстоятельствах и умолчание признаётся обманом.  

В таких случаях судом выясняются обстоятельства и обязанность по информированию контрагента, осмотрительность самого истца при заключении сделки (кретерий неосторожного введения истца в заблуждение либо умышленного обмана, имеющих форму умолчания), а также негативные результаты умолчания ответчика для истца. Судебная практика также учитывает то, что истец самостоятельно может изучать те обстоятельства, о которых умолчал ответчик, поэтому само по себе непредоставление информации ответчиком не рассматривается как обоснованная причина для оспаривания сделки.

Каждая из сторон недействительной сделки обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены ГК либо иными законодательными актами (пункт 2 ст. 168 ГК РБ).

Пункт 1 ст. 283 ГК РБ предусматривает, что если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.

В соответствии с пунктом 26 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 26 марта 2003 г. N 2 "О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с правом собственности на жилые помещения"  последствия недействительности сделок с жилыми помещениями, установленные ст. 168 ГК РБ, применяются в том случае, когда сделка исполнена одной или обеими сторонами полностью или частично. Если лицо, к которому перешло жилое помещение по недействительной сделке, произвело его отчуждение добросовестному приобретателю, истребование жилого помещения от добросовестного приобретателя допускается только при наличии оснований, предусмотренных п. 1 ст. 283 ГК РБ, в том числе когда это помещение выбыло из владения собственника или владельца помимо их воли. К выбывшим помимо воли можно отнести жилые помещения по недействительным сделкам, совершенным, в частности, гражданином, признанным недееспособным (ст. 172 ГК РБ), не способным понимать значение своих действий и руководить ими (ст. 177 ГК РБ), под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой или вследствие стечения тяжелых обстоятельств (ст. 180 ГК РБ).

Требования о признании оспоримой сделки недействительной могут быть предъявлены лицами, указанными в ГК либо в ином законодательном акте, устанавливающем оспоримость сделки. Часть первая пункта 1, пункт 2 статьи 182 ГК предусматривает, что иск об установлении факта ничтожности сделки и о применении последствий ее недействительности может быть предъявлен в течение десяти лет со дня, когда началось ее исполнение.

Иск о признании оспоримой сделки недействительной или о применении последствий ее недействительности может быть предъявлен в течение трех лет со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (пункт 1 статьи 180 ГК), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

 

Если что-то осталось неясным или есть другие вопросы по этой же теме: для максимально быстрого решения вопроса, созвонитесь с адвокатом и договоритесь о личной консультации; или напишите комментарий с уточняющими вопросами по этой теме. Не создавайте новый вопрос!

Для получения полной юридической консультации по вашему вопросу со  ссылкой на действующее законодательство посетитель вправе обратиться  к адвокату персонально.

Оказание юридической помощи производится на платной основе.

Катковская Лилия Александровна, адвокат Минской городской коллегия адвокатов

http://www.rka.by/advokat/katkovskaya-liliya-aleksandrovna

Использование и опубликование материалов возможно только с согласия автора

 

Добавить комментарий

Отправляя эту форму, Вы соглашаетесь с политикой приватности Mollom.