Вход на сайт

Особенности доказывания административного правонарушения в сфере ВЭД на стадии начала административного процесса.

Наличие процессуального основания – решения о привлечении к административной ответственности опирается на определенную последовательность стадий административного процесса, которые должны быть пройдены при доказывании по делу об административном правонарушении. Каждая из этих стадий имеет свой перечень участников, задачи, сроки и процессуальные решения, принимаемые по ее результатам. Вместе с тем, при ведение административного процесса по делам об административных правонарушениях в сфере ВЭД, как и по некоторым другим категориям дел, имеется ряд особенностей, связанных с порядком доказывания и принятия процессуальных решений. Общие вопросы ведения административного процесса урегулированы ПИКоАП. Имеются различные мнения о том, какие есть стадии административного процесса. Абсолютное большинство российских авторов, основываясь на Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, говорят о наличии самостоятельной стадии возбуждения дела об административном правонарушении. При этом, как представляется, абсолютно справедливо замечается, что именно на данной стадии осуществляется основная деятельность по поиску признаков административного правонарушения, а также об отсутствии процессуальной регламентации поисковой деятельности в ходе этой стадии. Белорусское законодательство оперирует несколько иными правовыми категориями, но имеет ряд схожих проблем. Так, исходя из содержания ПИКоАП, стадии административного процесса определяются следующим образом: 1) стадия начала административного процесса (гл. 9); 2) стадия подготовки дела об административном правонарушении к рассмотрению (гл. 10); 3) стадия рассмотрения дела об административном правонарушении (гл. 11); 4) стадия исполнения постановления о наложении административного взыскания (Исполнительная часть ПИКоАП). Действующий ПИКоАП в главе 9 регламентирует поводы и основания к началу административного процесса, обстоятельства, исключающие административный процесс, а также те условия, с которыми связывается начало осуществления производства по делу об административном правонарушении. К последним относится составление протокола об административном правонарушении либо о процессуальном действии или вынесение соответствующего постановления о мерах обеспечения административного процесса либо о наложении административного взыскания, административное задержание физического лица. Таким образом, задачи органа, ведущего административный процесс, на стадии начала административного процесса выражаются в следующем: 1) реализации принципа неотвратимости административной ответственности; 2) создании условий для пресечения административных правонарушений и привлечения лиц, виновных в их совершении, к административной ответственности, а также для защиты прав, свобод и законных интересов граждан; 3) собирании первоначальной информации, служащей для принятия решения о наличии или отсутствии признаков административного правонарушения; 4) процессуальном оформлении результатов юрисдикционной деятельности государственных органов по выявлению в пределах их компетенции признаков административных правонарушений. Суть первой задачи состоит в том, что ни один факт административно наказуемого деяния не должен быть оставлен без внимания соответствующими государственными органами и судом. Это возможно лишь при своевременном реагировании на любые противоправные деяния, проведении проверки и установлении наличия или отсутствия признаков административного правонарушения. Вторая задача реализуется таким образом, что государственные органы, учреждения и организации, осуществляя свою деятельность в той либо иной области, могут выявлять нарушения законодательства, касающиеся сферы их функционирования. Эти нарушения могут иметь различную природу, в том числе и иметь признаки административных правонарушений. Сам факт выявления таких правонарушений не является исчерпывающей мерой государственного реагирования, поскольку требует соответствующей правовой квалификации в качестве административного правонарушения, доказывания виновности в совершении деяния конкретного физического или юридического лица и применения к нему мер административной ответственности. Эти меры реализуются исключительно посредством единственной установленной законодательством правовой процедуры административного процесса. Административный процесс ПИКоАП связывается только с наличием определенных поводов и оснований. Кроме того, в заявлениях, сообщениях об административных правонарушениях может содержаться информация о нарушении прав, свобод и законных интересов конкретных физических или юридических лиц. Будучи процессуально закрепленной, эта информация создает основу для восстановления нарушенных прав и интересов, возмещения материального и морального вреда, причиненного административным правонарушением. Стадия начала административного процесса позволяет получить не только первоначальную информацию о факте административного правонарушения, но и иную информацию, способствующую установлению обстоятельств, подлежащих доказыванию по делу об административном правонарушении. Эти сведения, в свою очередь, определяют круг действий, проводимых в рамках административного процесса, их содержание, цели, перечень, решаемых их производством вопросов. Кроме того, различного рода акты проверок, ревизий, заключения, докладные записки сотрудников таможенных органов и др., будучи составленными в установленном порядке, в соответствии со ст. 6.11 ПИКоАП могут признаваться источниками доказательств. В силу этого материалы, послужившие поводами к началу административного процесса, должны в обязательном порядке приобщаться к делу об административном правонарушении. В статье 9.5 ПИКоАП говорится, что при наличии поводов и оснований административный процесс считается начатым с момента составления протокола об административном правонарушении или протокола о процессуальном действии, а также с момента вынесения постановления о мерах обеспечения административного процесса, постановления о наложении административного взыскания в случаях, когда в соответствии с частями 2 31 статьи 10.3 ПИКоАП протокол об административном правонарушении не составляется, а также в случае административного задержания физического лица. Несмотря на то, что на стадии начала административного процесса в соответствии с ПИКоАП не могут осуществляться процессуальные действия, участниками данной стадии являются кроме заявителя, должностного лица государственного органа, общественного объединения, иной организации также и такие субъекты, как должностное лицо органа, ведущего административный процесс, суд, прокурор, потерпевший и его законный представитель. В деятельности таможенных органов административный процесс, как правило, начинается по результатам таможенного контроля, в ходе которого выявляются признаки того либо иного административного правонарушения. Таким образом, документы, составленные в ходе таможенного контроля, могут являться как поводами к началу административного процесса, так и доказательствами. Подводя итого вышеизложенному, началу административного процесса можно дать следующее определение: начало административного процесса представляет собой стадию административного процесса, которой орган, ведущий административный процесс, в связи с поступившей в установленном законодательством порядке информацией о совершенном или готовящемся административном правонарушении устанавливает наличие фактических и юридических оснований к началу административного процесса. Несмотря на отсутствие в гл. 9 ПИКоАП детального указания на порядок прохождения стадии начала административного процесса, вместе с тем, в ст. 9.5 имеется однозначное указание на то, что сам административный процесс начинается с момента: составления протокола об административном правонарушении; составления протокола о процессуальном действии; вынесения постановления о мерах обеспечения административного процесса; вынесения постановления о наложении административного взыскания в случаях, когда в соответствии с частями 2, 3 и 3-1 статьи 10.3 настоящего Кодекса протокол об административном правонарушении не составляется; административного задержания физического лица. Эти положения ПИКоАП представляются не в полной мере соответствующими действительности и противоречащими некоторым иным положениям данного нормативного правового акта. Так, к примеру, в ПИКоАП ни в какого норме не содержит уточнения, с какого момента следует считать составленным протокол об административном правонарушении или протокол процессуального действия. Однако интерпретация положений ч. 3 ст. 10.2 ПИКоАП («протокол подписывается лицом, его составившим») позволяет говорить о том, что протокол об административном правонарушении считается составленным к моменту, когда заполнено его содержание, т.е. место, время составления, фактические данные об административном правонарушении и т.п., т.е. вся информация, кроме подписей должностного лица, ведущего административный процесс, иных участников административного процесса. При этом закономерным является вопрос, когда же получались доказательства, о которых указано в протоколе об административном правонарушении: до его составления, в процессе его составления или после его составления? Очевидным является и ответ: конечно же до составления протокола. Ведь чтобы внести фактические данные и доказательства в протокол, их сначала необходимо получить, закрепить, а потом оформить протокол. Таким образом, протокол об административном правонарушении содержит результаты процессуальной деятельности, проведенной ранее. И такое положение дел не противоречит процессуальному законодательству, кроме той ситуации, когда протокол об административном правонарушении является первым документом в деле об административном правонарушении, т.е. когда административный процесс считается начатым с момента составления протокола об административном правонарушении. В этом случае получается, что все процессуальные действия, результаты которых зафиксированы в протоколе об административном правонарушении были проведены до начала административного процесса. Часть 3 ст. 2.2 ПИКоАП говорит, что «Доказательства, полученные с нарушением порядка, установленного настоящим Кодексом, не имеют юридической силы и не могут являться основанием для принятия решения по делу об административном правонарушении». Является ли нарушением порядка, предусмотренного ПИКоАП, ведение административно-процессуальных действий и получение процессуальных доказательств. Думается, что да. Статья 6.3 говорит о том, что доказательства должны быть получены только в предусмотренном законом порядке. Если считать момент начала административного процесса с момента составления протокола об административном правонарушении или с момента составления протокола процессуального действия, то, значит, административно-процессуальные правоотношения начинают течь только с данного момента и процессуальные действия, указанные в главах 6 и 10 ПИКоАП, возможно производить только после начала административного процесса. Полученные же таким образом доказательства следовало бы признать недопустимыми. Однако, как представляется, толкование норм ст. 9.5 ПИКоАП не должно быть столь буквальным, поскольку имеется ряд положений ПИКоАП, имеющих более важное значение. Это касается норм ПИКоАП, являющихся принципами и процессуальными гарантиями. Прямое и буквальное осуществление положений ст. 9.5 ПИКоАП делает невозможным применение некоторых из этих принципов и гарантий. Изложенное возможно со всей очевидностью продемонстрировать на следующем примере. При совершении в отношении иностранного гражданина административного правонарушения, предусмотренного ст. 4.5 КоАП, административный процесс начинается только по его требованию (ч. 1 ст. 9.4 ПИКоАП). Для того, чтобы получить информацию о совершенном административном правонарушении, необходимо получить от иностранного гражданина заявление в порядке ст. 9.2 ПИКоАП. Если иностранец не владеет государственный языком Республики Беларусь, имеется ли законная возможность пригласить для получения заявления переводчика? Главой 4 переводчик (ст. 4.9) относится к участникам административного процесса. Составление протокола устного заявления в соответствии со ст. 6.10 не относится к протоколу процессуального действия. Если допустить, что административный процесс на момент получения заявления еще не начат, то и участников административного процесса так же еще нет. Таким образом, как видим, гипотетически исключается любая возможность привлечения (и, соответственно, оплаты труда) переводчика при получении заявления от лица, пострадавшего от совершения административного правонарушения. То есть остаются нереализованными принципы: обеспечения защиты прав и свобод (ст. 2.3 ПИКоАП), публичности (ст. 2.9 ПИКоАП), национального языка ведения административного процесса (ст. 2.11 ПИКоАП). Является ли такое положение допустимым? Мы считаем, что нет, и что коллизия норм ст. 9.5 с иными нормами ПИКоАП относительно момента начала административного процесса необходимо решать в пользу иных норм. Аргументируем свою позицию следующим. Глава 9 ПИКоАП регламентирует порядок получения заявления от физического лица, указывая субъекта подачи заявления, субъекта его принятия, составляемые документы и некоторые иные аспекты. То есть именно ПИКоАП урегулированы общественные отношения данного вида. А с учетом общих положения теории государства и права, общественные отношения, урегулированные административно-процессуальным законодательством есть административно-процессуальные правоотношения. В соответствии с абз. 3 ст. 1.4 ПИКоАП «административный процесс - установленный настоящим Кодексом порядок деятельности его участников по делу об административном правонарушении». Несмотря на то, что заявитель не указан в главах 3 и 4 ПИКоАП в качестве участника административного процесса, однако его определение дано в абз. 11 ст. 1.4 ПИКоАП: «заявитель - физическое либо юридическое лицо, обратившееся в суд, орган, ведущий административный процесс, в порядке, предусмотренном настоящим Кодексом, за защитой своего действительного или предполагаемого права либо сообщившее об известном ему готовящемся или совершенном административном правонарушении, предусмотренном Кодексом Республики Беларусь об административных правонарушениях». Таким образом, заявитель тоже является участником административного процесса с момента появления дела об административном правонарушении. А момент появления данного дела можно вывести из определения дела об административном правонарушении, которое дано в абз. 6 ст. 1.4 ПИКоАП: «дело об административном правонарушении - обособленное производство, которое включает в себя заявление, сообщение об административном правонарушении, протокол об административном правонарушении, постановление о наложении административного взыскания и иные материалы, относящиеся к административному правонарушению дело об административном правонарушении - обособленное производство, которое включает в себя заявление, сообщение об административном правонарушении, протокол об административном правонарушении, постановление о наложении административного взыскания и иные материалы, относящиеся к административному правонарушению». Здесь, как видим, к материалам дела относится и заявление, сообщение об административном правонарушении. С учетом приведенного выше обозначим наши мнения по поводу момента начала административного процесса: 1) возможно ли, чтобы ПИКоАП с достаточной степени детализации регламентировал общественные отношения, не относящиеся к административно-процессуальным (гл. 9)? Считаем, что нет; 2) возможно ли, чтобы ПИКоАП закреплял ряд элементов процессуального статуса заявителя, не считая его участником административного процесса? Считаем, что нет; 3) возможно ли, чтобы дело об административном правонарушении уже существовало, но административный процесс по нему еще не был начат? Очевидно, что нет. Таким образом, единственным способом преодолеть указанные логические противоречия является принятие хоть напрямую и не указанной, но достаточно ясно выводимой позиции – административный процесс начинается (а не считается начатым) с момента появления первоначальной информации о конкретном административном правонарушении. Информация о наличии признаков административного правонарушения может содержаться в заявлении или сообщении, а также в служебном документе (докладной записке), составленном по результатам непосредственного обнаружения признаков административного правонарушения. На органе, в полномочиях которого находится составление протокола об административном правонарушении, лежит обязанность принять заявление или сообщение, зарегистрировать его и рассмотреть. Заявителю после регистрации заявления выдается документ, подтверждающий принятие заявления к рассмотрению. О результатах рассмотрения заявитель в обязательном порядке уведомляется письменно. Сроки и порядок производства проверки поводов и оснований к началу административного процесса ПИКоАП не определяются, поскольку эти сроки и порядок не являются процессуальными и осуществляются в рамках юрисдикционной деятельности того либо иного государственного органа. Эта деятельность может включать в себя такие мероприятия, как: проверка документов, осуществление досмотра граждан и их вещей, транспортных средств, остановка транспортных средств, назначение ревизий и инвентаризаций, освидетельствование лица на предмет алкогольного опьянения, воздействия на лицо наркотических, психотропных, токсических веществ и др. Более подробно о содержании проверки указывается в актах законодательства, регулирующих деятельность конкретных государственных органов. При отсутствии указания в этих нормативных правовых актах о сроках проверки последняя длится не более сроков давности привлечения к административной ответственности, предусмотренных в ст. 7.6 КоАП. Повседневная служебная деятельность таможенных органов по выявлению признаков нарушений таможенного законодательства (в рамках таможенного контроля) является одним из основных источников получения данных об АТП. С помощью таможенного контроля таможенные органы осуществляют свои административно-юрисдикционные полномочия по контролю и надзору за соблюдением таможенного законодательства при перемещении товаров через таможенную границу [45]. Для понимания сущности таможенного контроля обратимся к определениям. Согласно п. 41 ч. 1 ст. 2 ТК ЕАЭС таможенный контроль – совокупность совершаемых таможенными органами действий, направленных на проверку и (или) обеспечение соблюдения международных договоров и актов в сфере таможенного регулирования и законодательства государств-членов о таможенном регулировании. Регламентация таможенного контроля осуществляется разделом 6 ТК ЕАЭС. От имени таможенных органов таможенный контроль проводят должностные лица таможенных органов, уполномоченные на его проведение в соответствии со своими должностными обязанностями. Объекты таможенного контроля перечислены в ст. 311 данного кодекса. Осуществление таможенного контроля предполагает достижение определенных целей. К основным целям таможенного контроля можно отнести: 1) обеспечение соблюдения таможенного законодательства при перемещении товаров через таможенную границу; 2) обеспечение помещения товаров под таможенные процедуры; 3) обеспечение выполнения требований таможенных процедур; 4) обеспечение совершения с товарами таможенных операций; 5) определение соответствия досматриваемых товаров нормам, установленным соответствующими регламентирующими перечнями и списками; 6) выявление и пресечение правонарушений и преступлений в области таможенного дела; ТК ЕАЭС устанавливает исчерпывающий перечень форм таможенного контроля. В статье 322 ТК ЕАЭС зафиксированы следующие формы таможенного контроля: получение объяснений; проверка таможенных, иных документов и (или) сведений; таможенный осмотр; таможенный досмотр; личный таможенный досмотр; таможенный осмотр помещений и территорий; таможенная проверка. Рассмотрим результаты отдельных форм таможенного контроля более подробно. Таможенные органы проверяют документы и сведения, представленные при совершении таможенных операций, с целью установления достоверности сведений, подлинности документов и (или) правильности их заполнения и (или) оформления. Так необходимо обратить внимание на цели, для достижения которых осуществляется указанная форма таможенного контроля. Можно выделить основные способы проверки достоверности представленных сведений, а именно: сопоставление сведений, представленных в таможенные органы, с информацией, полученной из других источников (например, от иных правоохранительных органов); анализ сведений таможенной статистики; обработка сведений с использованием информационных технологий; другие способы, не запрещенные таможенным законодательством. Проверка может осуществляться по следующим направлениям: 1) правильность классификации товаров в соответствии с Товарной номенклатурой внешнеэкономической деятельности; 2) правильность определения страны происхождения товаров; 3) достоверность заявленной таможенной стоимости; 4) соблюдение запретов и ограничений, установленных законодательством о государственном регулировании внешнеторговой деятельности; 5) обеспечение защиты интеллектуальной собственности; 6) обеспечение соблюдения валютного законодательства; 7) соблюдение условий помещения под заявленную таможенную процедуру; 8) порядок и соблюдение условий применения специальных упрощенных процедур таможенного оформления; 9) соблюдение порядка и условий предоставления льгот по уплате таможенных платежей, тарифных преференций, иных освобождений по уплате таможенных платежей, отсрочек, рассрочек по уплате таможенных платежей; 10) правильность исчисления и своевременность уплаты таможенных платежей; 11) иные направления, имеющие отношение к обеспечению соблюдения таможенного законодательства В ходе проведения такой формы таможенного контроля как проверка документов и сведений могут быть выявлены нарушения, предусмотренные как административным, так и уголовным законодательством. В случае выявления в ходе проведения проверки документов и сведений достаточных данных, указывающих на наличие события административного правонарушения в области таможенного дела, должностным лицом структурного подразделения рассматривается вопрос о начале административного процесса. Для примера рассмотрим ст.14.5 КоАП «Недекларирование товаров». Анализируя состав правонарушения можно отметить, что по ч. 3 ст. 14.5 КоАП (недостоверное декларирование) он заключается в представлении при таможенном декларировании недостоверных сведений о товаре. Исключение - сведения о классификационном коде по ТН ВЭД ЕАЭС. Нарушением будет представление недействительных документов, использование поддельного средства идентификации или подлинного средства, которое относится к другому товару. Необходимое условие привлечения к ответственности - такого рода действия декларанта повлекли освобождение от уплаты таможенных пошлин, налогов, занижение их размера или неприменение запретов и (или) ограничений согласно таможенному законодательству ЕАЭС. В данном случае стоит отметить, что не любая ошибка декларанта и не каждый факт представления таможне документов, содержащих недостоверные сведения, квалифицируются как административное правонарушение. Однако на практике субъекты хозяйствования нередко привлекаются к административной ответственности, даже если отсутствуют вышеуказанные последствия в виде освобождения от уплаты таможенных платежей, занижения их размера или неприменения установленных запретов и (или) ограничений. Основанием для привлечения к ответственности в этом случае становится отсутствие в законодательстве четкого разграничения понятий «недекларирование» и «недостоверное декларирование». Рассмотрим вышеизложенное на примере. Отправитель в товаросопроводительных документах ошибочно указал неверный бренд (торговую марку) товара или его коммерческое наименование, дал недословный перевод с иностранного языка или допустил счетные ошибки. При этом все остальные сведения о товаре (стоимость, индивидуальные характеристики, артикул, вес, марка и т.д.) полностью достоверны. В описанной ситуации декларант действительно представил недостоверные сведения о товаре. Однако такие действия не образуют состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 14.5 КоАП. Это объясняется тем, что отсутствуют последствия в виде освобождения от внесения таможенных платежей или занижения их размера либо неприменения определенных запретов и (или) ограничений. Вместе с тем, несмотря на вышеназванные факты, правоприменительные органы начинают административный процесс. При этом они ссылаются не на недостоверное декларирование товара, а вообще на недекларирование, а именно на ч. 1 ст. 14.5 КоАП. Также стоит отметить, что в случае выявления в ходе проведения проверки документов и сведений признаков преступления должностное лицо структурного подразделения, обнаружившее их, направляет докладную записку начальнику органа дознания для оформления сообщения о преступлении. Рассмотрим следующую форму таможенного контроля. Так, при совершении таможенных операций должностные лица таможенных органов вправе проводить устный опрос физических лиц, их представителей, а также лиц, являющихся представителями организаций, обладающими полномочиями в отношении товаров, перемещаемых через таможенную границу, без оформления объяснений указанных лиц в письменной форме. Таможенный осмотр - внешний визуальный осмотр товаров, в том числе транспортных средств, багажа физических лиц, а также грузовых емкостей, таможенных пломб, печатей и иных средств идентификации, без вскрытия транспортных средств, упаковки товаров, демонтажа и нарушения целостности обследуемых объектов и их частей иными способами. Таможенный осмотр должностными лицами таможенного органа товаров, в том числе транспортных средств международной перевозки, международных почтовых отправлений и багажа физических лиц, осуществляется с целью получения подтверждения сведений о характере, происхождении, состоянии и количестве товаров, находящихся под таможенным контролем, о наличии на товарах, транспортных средствах и их грузовых помещениях таможенных пломб, печатей и других наложенных средств идентификации. Следует еще раз подчеркнуть, что таможенный осмотр осуществляется исключительно без вскрытия транспортных средств, упаковки товаров, демонтажа и нарушения целостности обследуемых объектов и их частей иными способами. По результатам таможенного осмотра должностными лицами таможенных органов составляется акт по форме, установленной решением Комиссии таможенного союза, если результаты такого осмотра будут использованы в таможенных целях. Результаты таможенного осмотра могут понадобиться в дальнейшем как самому таможенному органу, так и лицу, обладающему полномочиями в отношении товаров (например, при разрешении споров в суде, при рассмотрении жалоб в вышестоящем таможенном органе и т.п.). Также стоит обратить внимание, что непосредственное обнаружение признаков административного правонарушения во время проведения таможенного осмотра может служить поводом к началу административного процесса. Результаты непосредственного обнаружения оформляются соответствующим служебным документом: рапортом, докладной запиской, актом, заключением и т.п. К нему могут прилагаться материалы (предметы и документы), содержащие в себе сведения, способствующие установлению признаков административного правонарушения. Таможенный досмотр – форма таможенного контроля, заключающаяся в осмотре и совершении иных действий в отношении товаров (в том числе транспортных средств и багажа физических лиц), проводимых со вскрытием упаковки товаров, грузовых помещений (отсеков) транспортных средств, емкостей, контейнеров или иных мест, в которых находятся или могут находиться товары, совершаемых с удалением наложенных на них таможенных пломб, печатей или иных средств идентификации, разборкой, демонтажем или нарушением целостности обследуемых объектов и их частей иными способами. Рассмотрим объекты и субъекты таможенного досмотра. К объектам таможенного досмотра, можно отнести: товары (в том числе транспортные средства и багаж физических лиц); транспортные средства, грузовые помещения (отсеки), емкости, контейнеры; иные места, в которых находятся или могут находиться товары. Субъектами таможенного досмотра являются таможенные органы и их должностные лица. Помимо перечисленных субъектов можно выделить круг лиц, участвующих в процессе таможенного досмотра и (или) заинтересованных в его результатах: субъекты, перемещающие товары через границу, декларант или иное лицо, обладающее полномочиями в отношении товаров, а также лица, оказывающие содействие в проведении таможенного контроля (специалисты, понятые, эксперты и т.д.). Цели и задачи таможенного досмотра, на наш взгляд, вытекают из целей и задач таможенного контроля. Основной целью проведения таможенного досмотра является проверка сведений о товарах, в отношении которых проводится таможенный контроль. Таможенный досмотр также нацелен на:  определение соответствия досматриваемых товаров данным, заявлены в таможенной декларации;  определение соответствия досматриваемых товаров нормам, установленным соответствующими регламентирующими перечнями и списками;  контроль за законным порядком перемещения товаров;  выявление скрытых от таможенного контроля, либо перемещаемых без разрешительных документов предметов, а также предметов являющихся контрабандой. Так, при производстве таможенного досмотра товаров и (или) транспортных средств, проводимого уполномоченными должностными лицами таможенного органа, могут быть выявлены:  сокрытые от таможенного контроля в тайниках товары;  несоответствие сведений, внесенных в таможенную декларацию, действительным характеристикам декларируемой товарной партии;  факт уничтожения, повреждения, удаления, изменения либо замены средств идентификации, а также признаки иных правонарушений, обозначенных в КоАП. Личный таможенный досмотр является исключительной формой таможенного контроля, который проводится по письменному решению руководителя (начальника) таможенного органа. Личный досмотр может быть проведен при наличии достаточных оснований предполагать, что физическое лицо, следующее через таможенную границу ЕАЭС либо находящееся в зоне таможенного контроля или транзитной зоне аэропорта, открытого для международного сообщения, скрывает при себе и не выдает товары, запрещенные соответственно к ввозу на таможенную территорию ЕАЭС либо вывозу с этой территории, или перемещаемые с нарушением порядка, установленного Таможенным кодексом ЕАЭС, международными договорами Евразийского экономического союза и актами органов ЕАЭС, входящих в право ЕАЭС. В качестве таковых оснований считаются: 1) сведения, содержащиеся: в сообщениях и заявлениях отечественных и иностранных лиц; в материалах, поступивших от правоохранительных, контролирующих и иных государственных органов; в информации, поступившей от таможенных и иных правоохранительных служб и других компетентных органов иностранных государств, международных организаций; в материалах, поступивших от таможенных органов; 2) непосредственное обнаружение должностными лицами таможенного органа любых признаков, прямо или косвенно указывающих на то, что физическое лицо скрывает при себе и не выдает товары. Также таможенные органы при проведении таможенного контроля проводят проверку наличия на товарах или на их упаковке специальных марок, идентификационных знаков или обозначений товаров иными способами, используемых для подтверждения легальности их ввоза на таможенную территорию таможенного союза в случаях, предусмотренных таможенным законодательством. В частности, в Республике Беларусь в соответствии с Указом Президента Республики Беларусь от 14.09.2004 N 444 «О введении маркировки товаров контрольными (идентификационными) знаками» [46] ряд товаров маркируется контрольными (идентификационными) знаками. Перечень таких товаров утвержден постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 14.10.2004 N 1280 «Об утверждении перечня товаров, подлежащих маркировке контрольными (идентификационными) знаками, и о некоторых мерах по реализации Указа Президента Республики Беларусь от 14 сентября 2004 г. N 444» [47]. Отсутствие на товарах специальных марок, идентификационных знаков или обозначений товаров иными способами рассматривается как ввоз товаров на таможенную территорию таможенного союза, осуществленный без совершения таможенных операций и выпуска товаров, если лицо, у которого такие товары обнаружены, декларант либо иное заинтересованное лицо не докажут обратное. А в случае обнаружения таможенными органами товаров, незаконно перемещенных через таможенную границу, такие товары подлежат аресту, либо изъятию и помещению на временное хранение. Непосредственное обнаружение поврежденных средств идентификации может служить основанием для начала административного процесса. В соответствии со ст. 14.3 КоАП изменение, удаление, уничтожение, повреждение или утрата примененных либо признанных таможенным органом Республики Беларусь средств идентификации – влекут наложение штрафа. Должностные лица таможенных органов также проводят таможенный осмотр помещений и территорий. Он проводится в целях подтверждения наличия товаров, находящихся под таможенным контролем, в том числе условно выпущенных, в местах временного хранения, таможенных складах, в помещениях магазина беспошлинной торговли и иных местах, где могут находиться товары под таможенным контролем, а также у лиц, у которых должны находиться товары в соответствии с условиями таможенных процедур. По результатам таможенного осмотра помещений и территорий составляется акт по форме, утверждаемой решением Комиссии таможенного союза. Второй экземпляр акта подлежит вручению (направлению) лицу, чьи помещения или территории осматривались. Должностные лица таможенных органов при проведении таможенного осмотра помещений и территорий обязаны вносить в данный акт сведения, выявленные в результате осмотра, а также пояснения лиц, присутствующих при таком осмотре. Обмен информацией между таможенными органами осуществляется в соответствии с международными договорами государств – членов ЕАЭС. Для этого необходимо создавать базы и взаимный обмен информацией всех государственных органов, а также создать интегрированную информационную систему внешней и взаимной торговли. Эти глобальные задачи позволит выполнить такая форма таможенного контроля, как учет товаров, находящихся под таможенным контролем. Таможенные органы ведут учет товаров, находящихся под таможенным контролем, и совершаемых с ними таможенных операций, в том числе с использованием информационных систем и технологий для упрощения данного процесса и сокращения времени. Нарушение предусмотренного таможенным законодательством порядка ведения учета товаров, а равно порядка представления отчетности таможенному органу – влечет предупреждение или наложение штрафа. Рассмотрим такую форму таможенного контроля как таможенная проверка и определим основные результаты ее проведения. Так, таможенная проверка проводится таможенным органом в отношении (у) проверяемых лиц, созданных и (или) зарегистрированных в соответствии с законодательством государства - члена ЕАЭС. Таможенная проверка проводится таможенными органами в целях проверки соблюдения лицами требований, установленных таможенным законодательством таможенного союза и законодательством государств - членов таможенного союза. Необходимо выделить, что при таможенной проверке таможенными органами проверяются: 1) факт помещения товаров под таможенную процедуру; 2) достоверность сведений, заявленных в таможенной декларации и иных документах, представленных при таможенном декларировании товаров, повлиявших на принятие решения о выпуске товаров; 3) соблюдение ограничений по пользованию и распоряжению условно выпущенными товарами; 4) соблюдение требований, установленных таможенным законодательством ЕАЭС и законодательством государств - членов ЕАЭС, к лицам, осуществляющим деятельность в сфере таможенного дела; 5) соответствие лиц условиям, необходимым для присвоения статуса уполномоченного экономического оператора; 6) соблюдение установленных таможенным законодательством ЕАЭС условий таможенных процедур, при помещении под которые товары не приобретают статус товаров союза; 7) соблюдение иных требований, установленных таможенным законодательством. Таможенная проверка проводится путем сопоставления сведений, содержащихся в документах, представленных при помещении товаров под таможенную процедуру, и иных сведений, имеющихся у таможенного органа, с данными бухгалтерского учета и отчетности, со счетами и другой информацией, полученной в порядке, установленном таможенным законодательством ЕАЭС. В качестве вывода стоит отметить, что дела об административных правоотношениях возникают в связи с совершением административных правонарушений, которые зачастую носят отраслевой характер. Так, должностные лица таможенных органов уполномочены рассматривать дела об административных правонарушениях против порядка таможенного регулирования. На выявление, предупреждение и пресечение таких правонарушений нацелен таможенный контроль, в ходе которого непосредственное обнаружение правонарушения может служить поводом к началу административного процесса. В заключение стоит также отметить, что стадия начала административного процесса позволяет получить не только первоначальную информацию о факте административного правонарушения, но и иную информацию, способствующую установлению обстоятельств, подлежащих доказыванию по делу об административном правонарушении. Кроме того, различного рода акты проверок, ревизий, заключения, рапорты докладные записки должностных лиц таможенных органов, будучи составленными в установленном порядке могут признаваться источниками доказательств. В силу этого материалы, послужившие поводами к началу административного процесса, должны в обязательном порядке приобщаться к делу об административном правонарушении. Если в процессе проверки должностное лицо органа, ведущего административный процесс, выявит признаки административного правонарушения, которое не относится к его подведомственности, то оно составляет в порядке ст. 9.3 ПИКоАП официальное сообщение. Это сообщение направляется вместе с собранными материалами в тот государственный орган, который имеет право составить протокол об административном правонарушении и осуществлять подготовку дела об административном правонарушении к рассмотрению.

Добавить комментарий

Отправляя эту форму, Вы соглашаетесь с политикой приватности Mollom.