Вход на сайт

Алкогольное опьянение обвиняемого в уголовном процессе – да или нет? (Часть 1)

       На первый взгляд может показаться что не так уж много людей которые не знают о том, что совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения по общему правилу является отягчающим вину обстоятельством. Однако, в действительности это далеко не всегда так. Как показывает практика многие подозреваемые или обвиняемые либо легкомысленно относятся к этому или даже полагают что состояние алкогольного опьянения может служит оправданием в содеянном, поскольку «напился так что ничего не помню». И все, и вроде как пожалейте меня граждане судьи, ведь я не так уж виноват, а то и вовсе не виноват что так вышло.

          Да, в определенных случаях, алкогольное опьянение не может рассматриваться как отягчающее вину обстоятельство. Такие ситуации условно можно разделить на две группы 1)когда это не имело значение для психического отношения виновного к содеянному (см. оговорку п. 17 ч. 1 ст. 64 УК). Но такое бывает крайне редко, и полагаться на это обстоятельство при совершении преступления в абсолютно подавляющем количестве случаев не стоит. 2)когда в силу заболевания лица совершившего общественно опасное деяние в состоянии алкогольного опьянения ставится вопрос о его невменяемости, т.е. когда речь идет о болезненном состоянии психики (например при паталогическом опьянении). Но такая ситуация как видно из изложенного весьма специфична, и, если говорить обобщенно – здесь речь идет о тех людях, которые или страдают тяжелой формой алкоголизма, либо иными подтвержденными серьезными психическими заболеваниями, в силу которых лицо употребившее алкоголь может находиться в состоянии паталогического опьянения. Как известно, таких людей все же абсолютное меньшинство, поэтому рассматривать данную проблематику подробнее в нашей статье мы не будем.

           Вернемся к сути нашей статьи – будем рассматривать проблему применительно к лицам, которые не имеют серьезных болезненных состояний психики, и сами привели себя в состояние алкогольного опьянения в момент совершения ими инкриминируемых деяний или необоснованно обвиняемых (подозреваемы) органом уголовного преследования в том, что они были «под шофе» в момент совершения ими преступления.

           В этой связи, необходимо четко установить, что алкогольное опьянение это не субъективное мнение того либо иного лица, а объективный медицинский критерий состояния конкретного человека в конкретный момент времени. Так, согласно п. 3 Положения о порядке проведения освидетельствования физических лиц на предмет выявления состояния алкогольного опьянения и (или) состояния, вызванного потреблением наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов, токсических или других одурманивающих веществ, утвержденного постановлением Совета Министров Республики Беларусь № 497 от 14.04.2011, состояние алкогольного опьянения - наличие абсолютного этилового спирта в крови или выдыхаемом воздухе в концентрации 0,3 и более промилле или наличие паров абсолютного этилового спирта в концентрации 150 и более микрограммов на один литр выдыхаемого воздухе.

            Однако как упоминалось выше, на практике, имеет место небрежное либо легкомысленное отношение подозреваемого или обвиняемого к тому, был ли он в момент совершения преступления в состоянии алкогольного опьянения либо нет. Это чаще всего выражается в том, что при первичном опросе сотрудниками органов внутренних дел, т.е. еще до первого допроса у следователя, человек дает показания в том что «мы выпивали а после …..», затем идет пояснения о том как совершалось то либо иное деяние которое имеет признаки преступления. В итоге, следователь уже при первом допросе подозреваемого, исходя из показаний подозреваемого данного им сотрудникам милиции  указывает в протоколе допроса состояние алкогольного опьянения, и оно уже далее «кочует» по всем допросам до конца следствия, включая постановление о передаче уголовного дела прокурору для передачи в суд. В итоге, в суде гособвинитель в обоснование своей позиции прямо ссылается на совершение преступления конкретным обвиняемым в состоянии алкогольного опьянения, а это НАПРЯМУЮ, а в некоторых случаях САМЫМ ПРИНЦИПИАЛЬНЫМ образом (особенно когда есть альтернатива между более и менее строгим наказанием или иной меры уголовной ответственности) влияет на меру (степень) уголовной ответственности. Мало того, это обстоятельство может, и по смыслу права должно учитываться судом при определении размера возмещения морального вреда причиненного преступлением (если такое требование будет заявлено как в суде, так и впоследствии после приговора).

           Какой же выход из ситуации? Он очевиден – если человек в момент совершения преступления в состоянии алкогольного опьянения не находился (например с момента распития спиртного до момента совершения преступления прошло значительное время, количество выпитого спиртного не позволяет сделать однозначный вывод о том, что произошел процесс метаболизма алкоголя из организма за истекшее время, то не надо обреченно соглашаться на алкогольное опьянение только лишь потому, что кто-то видел как вы выпивали накануне, либо свидетели или потерпевшие считают что человек в момент совершения преступления был «под шофе».

 Конкретные примеры из своей практики. Фабула дела – молодые люди (семнадцатилетние несовершеннолетние) употребив определенное количества алкоголя, спустя примерно четыре часа (более точное время следствию установить не удалось), уже в ночное время вошли в другую комнату своего общежития и по малозначительному поводу избили находившихся там же своих однокашников. Обвинение – ч. 2 ст. 339 УК (злостное хулиганство). Следствие и гособвинитель настаивали, что это произошло в состоянии алкогольного опьянения, т.к. сами обвиняемые не отрицали что распивали пиво (примерно 2 литра на четверых), плюс на запах алкоголя ссылались сами потерпевшие (в момент совершения насильственных хулиганских действий (драки). Вместе с тем обвиняемые после задержание (на утро того же дня), освидетельствованию на алкогольное опьянение не подвергались, иных признаков алкогольного опьянения не имелось. В суде один из обвиняемых пояснил, что не знает был ли он в состоянии алкогольного опьянения либо нет. Иные обвиняемые на вопросы защиты прямо указывали что не чувствовали себя в момент драки в состоянии алкогольного опьянения. Защита обоснованно настаивала на том, что поскольку установить точное количество выпитого не представляется возможным, в материалах дела есть лишь доказательство распития двух литров обычного пива на четверых семнадцатилетних здоровых ребят, с момента распития до драки прошло не менее четырех часов что было достаточно для вытрезвления от такого количества выпитого, даже если оно было распито поровну, во всяком случае могло быть достаточно, а запах алкоголя вполне возможно мог исходить только от одного из участников группы который сам же не мог определиться был ли он трезв или еще пьян, то доказательств алкогольного опьянения у конкретного подзащитного не имеется. Суд согласился с доводами защиты и назначил иную меру уголовной ответственности за содеянное а именно полгода ограничение свободы досуга по п.4 ч. 2 ст. 117 УК.  Очевидно, что столь мягкая мера ответственности по такому обвинению вряд ли могла быть, если бы суд исходил при постановления приговора из наличия такого отягчающего вину обстоятельства как состояние алкогольного опьянения при совершении хулиганства, даже при наличии других смягчающих обстоятельств (раскаяние, примирение с потерпевшими и т.п.).

            Еще пример. Фабула дела – молодые люди собрались вместе, распивали пиво (2-х литровую бутылку на четверых или пятерых человек (более точно установить не представилось возможным). После чего один из группы лиц, действуя самостоятельно (ни о чем не договариваясь с иными сотоварищами), увидев прохожего, настиг его, вырвал у него из рук пакет в котором были продукты и бутылка водки и попытался скрыться. Потерпевший бросился в погоню, и некоторые из его товарищей пустилась следом (как они поясняли, руководствуясь т.н. «стадным инстинктом). В итоге произошла драка в результате чего «друзья-заступники» были привлечены по ч. 2 ст. 339 УК. Опять же, исходя из показаний свидетелей (лиц, не участвовавших в потасовке) и признаний самих обвиняемых, следствие и гособвинитель настаивали на совершение хулиганства в состоянии алкогольного опьянения. В ходе защиты в суде своего подзащитного, я как защитник настаивал о том, что неясно сколько спиртного выпил мой подзащитный. Он выпил ровно четверть 2-х литровой бутылки пива? А может ровно пятую часть? Или какую иную? Наступило ли алкогольное опьянение применительно к установленным мед. критериям? А если и наступило – то пусть и за непродолжительное время с момента распития до совершения преступления с учетом такого незначительного количества выпитого – не произошло или вытрезвление моего подзащитного? В итоге суд согласился с доводами защиты и исключил из обвинения состояние алкогольного опьянения назначив наказание в виде 2 лет ограничения свободы без направления в исправительное учреждение, что, с учетом крайне отрицательной характеристики моего подзащитного с места учебы, ранее привлечения к ответственности в состоянии алкогольного опьянения и еще недавнего прекращение уг. дела по обвинению по ч. 1 ст. 205 УК в связи с примирением с потерпевшим – приговор вполне можно считать не строгим, и он удовлетворял как самого обвиняемого так и его законного представителя которые прямо выразили своего намерение этот приговор не обжаловать.

            Таким образом, можно сделать вывод о том, что сам по себе факт употребления алкоголя за определенное количество времени до совершения инкриминируемого деяния отнюдь не означает что в момент совершения инкриминируемого деяния (преступления) конкретный подозреваемый (обвиняемый) находился в состоянии алкогольного опьянения и подлежит уг. ответственности за содеянное с учетом наличия такого отягчающего вину обстоятельства.  

             В этой связи, можно посоветовать во-первых, не признавать себя совершившим инкриминируемое деяние (преступление) если вы убеждены что не были в состоянии алкогольного опьянения в момент его совершения вне зависимости от показаний иных лиц, во-вторых, – всегда прибегать к помощи адвоката для защиты своих прав в уголовном процессе.   

 

           Об иных аспектах поднятой проблематики поговорим в другой раз.  

 

Добавить комментарий

Отправляя эту форму, Вы соглашаетесь с политикой приватности Mollom.